Тореадор (Toreador)


Vampire: The Requiem. Символ Тореадор (Toreador Symbol) Для немытых, невежественных масс Даэва — лощеные, надменные, соблазнительные, идеализированные хищники, наделённые вечной молодостью, красотой и бессмертным стилем, просто потому что они намного превосходят обычных смертных. Сородичи из линии крови Тореадор воспринимают себя примерно так же, только ставят себя выше всех этих суматошных, изнеженных и невоспитанных Даэва. Они слишком хорошо воспитанны и высокомерны, чтобы заявить это Даэва в лицо, но из того, что они оставляют невысказанным, можно было бы составить целое собрание сочинений.
Название «Тореадор» отражает не просто благородную историю линии крови, но и увлечённость её представителей изящными искусствами, которые близки им даже поныне. Её основатель, Гарсиласио де Кастилльехо, был вторым сыном умеренно влиятельного испанского дворянина и ровней и соперником новаторского торреро (тореадора) Франсиско Ромеро, чей внук Педро продолжает традиции и является легендой и сегодня. Кастилльехо, возможно, даже превзошёл бы Ромеро умением и новаторством в великом списке испанских тореадоров, если бы его не соблазнила и не Обратила влиятельная андалузская Даэва, когда он находился в самом расцвете сил. Он быстро освоился со своим бытиём не-мёртвого и впечатлил Сородичей обаянием, остроумием и обходительностью. Он даже продолжал участвовать в бое быков на укромных, тайных аренах перед восхищёнными Сородичами, до тех пор пока король Филипп V не осудил этот вид спорта как варварский и не заставил покладистого папу пригрозить упорствующим дворянам-торреро отлучением от церкви. Переменчивые испанские Посвящённые (прозвище членов Ланцеа Санктум) решили навязать решение Филиппа и своим собратьям, объявив всё представление кощунственной насмешкой над жертвоприношением Авеля, в основном по настоянию Даэвы-Епископа Севильи, завидовавшего растущей славе Кастилльехо.
Vampire: the Requiem. Тореадор (Toreador) Но Кастилльехо со свойственным ему апломбом проигнорировал эту немилость и стал выискивать другие способы приятного времяпровождения. Он стал покровителем изящных искусств и почти одержимо изучал их, устраивая путешествия в Италию, Францию, Грецию, Португалию и даже Англию ради поиска художников или новых художественных течений, привлекших его внимание. Его неугомонный дух и непоколебимая воля привлекли на его сторону утончённых, праздных Даэва со всей Европы, и, в стремлении добиться его расположения, они подражали его манерам и воззрениям. Со временем изумлённые окружающие стали не только самого Кастилльехо, но и весь растущий культ его личности называть «Эль Торерос». Когда Кастилльехо наконец решил создать потомков, и когда эти потомки выказали предрасположенность к Доминированию — которое Кастилльехо изучил в Венеции благодаря покровительнице и любовнице-Вентру — это прозвище распространилось и на них.
Когда европейские Сородичи признали эту линию крови, её назвали линией Тореро, и так оно было в течение почти целого века. Затем, в последней четверти 19-ого века любимое дитя Кастилльехо, Кристобаль де ла Вега, посетил премьеру оперы Бизе «Кармен». Он был настолько глубоко потрясён выступлением Жака Бюи в роли Эскамильо, что убедил Кастилльехо придти вместе с ним на представление следующей ночью. Кастилльехо настолько понравилось выступление Бюи, что он настоял на том, чтобы по-любительски переведённое слово «Тореадор» заменило «Тореро» в качестве названия линии крови. Всегда стремящиеся угодить своему идеалу и основателю вампиры этой линии крови и примкнувшие к ней прихлебатели-Даэва с радостью пошли ему навстречу.
Однако за век с четвертью, минувший с тех пор, Кастилльехо пресытился и устал, наблюдая за развитием того, что сейчас выдают за изящные искусства. Он уединился где-то в горах Андалузии, молясь, чтобы вдохновенные художники Эпохи Просвещения вновь возродились, давая ему причину опять путешествовать по миру — как в те времена, когда он был молодым Сородичем. Но его надменных последователей можно обнаружить в любом уголке мира, где они просачиваются в ряды человеческой элиты в культурных центрах высоких искусств (таких как Нью-Йорк, Париж, Милан и Мадрид). Многие из них проводят свои ночи в поисках одарённых художников, получивших классическое образование, и пытаются превратить их в талантливых Сородичей, чьи работы смогут стряхнуть с Кастилльехо его апатию. Другие иступлённо пытаются отточить собственные таланты до совершенства в надежде добиться того же самого. Некоторые даже осознали, что им не нужно постоянное внимание и одобрение Кастилльехо, чтобы наслаждаться положением и влиянием, которые им удалось добиться в качестве Тореадоров. Побуждаемые волей, стремлением и красотой своего основателя, они направляют свои усилия на то, чтобы занять место несчастного старого Сородичей в сердцах обожающих братьев и сестёр.
Клан-Родоначальник: Даэва
Прозвище: Покровители
Ковенант: Тореадоры уверены, что любой ковенант будет счастлив заполучить их, но не каждый ковенант их достоин. Тем не менее, ни один уважающий себя Тореадор не опустится до такой пошлости, как бродяжничество вместе с неприсоединившимися. (Честно-честно…) Самая крайняя форма презрительного плевка в сторону правящих властей, на какую способны Тореадоры, это присоединиться к Картианцам, но обычно они делают это лишь назло врагу из конкурирующего ковенанта или потому что Картианцы являются самой влиятельной силой в домене, где Тореадоры обитают. Представители этой линии крови обычно избегают вступления в Ведьмин Круг, поскольку их старейшины рассказывают истории о том, что их основатель явственно презирал члена этого ковенанта и открыто высмеивал его при дворе. Также, они одновременно и боятся, и уважают представителей Ланцеа Санктум, пусть и настороженно относятся к устремлениям некоторых лицемерных или излишне рьяных Посвящённых. К тому же, в прошлом благочестие и страсть вдохновили на создание некоторых глубоко волнующих произведений искусства, поэтому в Ланцеа Санктус вполне можно иногда обнаружить редкого Тореадора. Немало Тореадоров можно найти в Ордо Дракул, хотя многие члены Ордена считают Тореадоров изнеженными дилетантами, неспособными освоить Кольца Дракона (что, в целом, не является таким уж ошибочным мнением). Ковенант, который привлекает большинство Тореадоров, это Инвиктус. Дело не только в том, как Инвиктус принимает их, но в том, что он стремится к идеалу не-мёртвой феодальной элиты, к которой Тореадоры себя естественным образом причисляют.
Внешность: Старейшие и влиятельнейшие Тореадоры родом из Испании или Италии (включая Сардинию и Корсику). Их внешность варьируется в тех же пределах, что и внешность южно-европейских смертных — от смуглых андалузских полу-мавров до нордических блондинов Ломбардии. Молодые Покровители принадлежат к куда более широкому этническому спектру, но все они олицетворяют идеалы классической или экзотической красоты, к которой стремились мужчины и женщины той эпохи, когда они были Обращены. На публике и среди тех немногих, кого считают себе ровней, они одеваются как идеальный образец стиля, распространённого в текущее время. В домашней обстановке многие Тореадоры придерживаются допотопной моды, царившей в те дни, когда они были ещё живы.
Убежище: Есть два вида тореадорских убежищ: мастерская погружённого в себя художника, в которой царит беспорядок, или щедро обставленное жилище светского завсегдатая. Второй вариант куда более распространён, и во всех подобных местах можно найти хотя бы пару произведений искусства. Большинство Тореадоров считают пошлым выставлять собственные произведения (или не выставлять произведения своих гостей), когда принимают у себя других Сородичей.
Происхождение: Тореадор почти — почти — так же разборчивы при выборе для Обращения физически привлекательных людей, как и Даэва. Но обаяние, остроумие и изящество намного важнее, чем упрощенческое внимание к симметрии и телосложению. Кроме того, они высматривают художественный дар, который сможет вдохновить их, или хотя бы возвышенную любовь или профессиональное понимание высокого искусства. Тореадор так же склонны Обращать, побуждаемые чувством вины или страстью, как и Даэва, но не имеют обыкновения затем приглашать таких незаконных детей в свою линию крови.
Что касается принятия других Даэва в свои августейшие ряды, это попросту невозможно. Требуется, чтобы его кандидатуру новильо (неоната-Даэва тореадорского происхождения) выдвинули и одобрили хотя бы двое уважаемых Тореадоров, и старейшина-Тореадор (называемый диэстро) должен дать своё благословение в ходе церемонии под названием «алтернатива». Если у новильо среди предков не обнаруживается ни одного уважаемого Тореадора, который происходил бы непосредственно от основателя линии крови, будет чудом, если Тореадоры вообще признают его, не говоря о том, чтобы поддержать его мечты о вступлении.
Создание Персонажа: Тореадоры прежде всего полагаются на всевозможные Социальные Атрибуты, хотя мало кто из них обделён Сообразительностью или Решимостью. Интеллект и Физические Атрибуты для них не так важны (поскольку они предпочитают производить мощное и надолго запоминающееся первое впечатление), но мало кто из Сородичей может похвастаться тем, что встречал по-настоящему слабого, глупого или неуклюжего Тореадора. Социальные Навыки, как правило, становятся первичными, тут значительное предпочтение отдаётся ВыразительностиExpression, ОбщениюSocialize и надменному, непередаваемому стилю ЗапугиванияIntimidation. Преобладают Социальные Особенности, такие как Статус, Убежище и Стадо — все они отражают декадентскую роскошь, которой Тореадоры окружают себя, и привлекательность, которую подобные внешние атрибуты имеют для смертных жертв. Кроме того, есть смысл приобрести вторую точку Силы КровиBlood Potency, если только вы не намерены отыгрывать персонажа как Даэву-новильо, стремящегося к принятию в ряды выдающихся Тореадоров.
Клановые Дисциплины:Стремительность (Celerity), Доминирование (Dominate), Величие (Majesty), Могущество (Vigor)
Недостатки: Как и Даэва, любой Тореадор с трудом сопротивляется тяге к наслаждениям. Когда Тореадор решает не поддаваться своему Пороку, он теряет два пункта Силы Воли.
Вдобавок, все представители линии крови разделяют одержимость своего основателя изящными искусствами. Внушается ли эта одержимость воспитанием или загадочно наследуется — неизвестно, но большинство Тореадоров вряд ли вообще признают её недостатком. Когда Тореадор сталкивается с произведением искусства определённого стиля (выбираемого при создании персонажа), оно глубоко захватывает его, и он не способен от него оторваться. (В число общих примеров входят скульптуры, картины, музыка, спектакли, ювелирные украшения и мода. Большинство Тореадоров сосредотачиваются на произведениях конкретных художников, стилей или направлений, которые были популярны среди культурной элиты времён их Обращения.) Игрок должен потратить пункт Силы Воли или сделать успешный бросок РешимостиResolve, чтобы вырваться из-под власти наваждения, иначе же Тореадор будет сосредоточен исключительно на заворожившем его объекте до конца сцены, или до тех пор пока указанный объект не уберут прочь. Кроме того, персонаж придёт в себя, если на него нападут или иным образом физически вырвут из состояния мечтательности.
Основой этой одержимости вовсе не обязательно должно быть восхищение. Пусть обычного Тореадора и очаровывает прекрасное, некоторые из них сосредотачивают всю свою насмешливую энергию на трудах конкретного презираемого ими художника, периода или направления, которые они будут усиленно и безжалостно критиковать до тех пор, пока хоть кто-то продолжает их слушать.
Организация: Поскольку Тореадоры не стремятся выступать единым фронтом ради достижения конкретной цели, они не склонны придерживаться строгой иерархии. Горстка Покровителей может собираться в пределах неформальной группы, называемой салоном, кружком или просто кликой, до тех пор пока ревность или мелкие разногласия не раздерут её на части. Такие группы обычно формируются вокруг особенно харизматичных диэстро, и внутренний порядок доступа определяется статусом каждого из членов. В подобные группы иногда могут входить многообещающие или пленительные новильо-Даэва, но только в качестве меньшинства. Непостоянная, ветреная натура Тореадоров не способствует длительной товарищеской верности, поэтому лучшее, что может сплотить группу Покровителей, это общий враг или жертва.
Концепции: тореадор, закупщик для музея, злостный клеветник, владелец галереи, Гарпия, хозяин Элизиума, многообещающий молодой худжоник, удалившийся от общества маэстро, льстивый придворный, злобный критик
Цитата: Вы действительно думаете, что я куплю эту модернистскую халтуру, которой Альфонс Муча решил помучить мир? Да ею лучше вытирать ветровые стекла машинам на углу. Шли бы вы и занялись этим прямо сейчас.
Источник:Vampire: the Requiem, стр. 246
Перевод — Русская Борзая