Люциферане (Luciferan)


Demon: the Fallen. Символ Люцифериан (Luciferan Symbol) Ангелы — бессмертные существа, и в пределах бесконечной жизни любая неудача, кроме полного уничтожения, дело временное.
Не все духи, попавшие в Ад, утратили веру. Не все падшие ангелы потеряли надежду. Даже проиграв, некоторые продолжали исповедовать принципы, сподвигнувшие их на мятеж. Любовь к людям. Верность Люциферу. Стойкая убеждённость в том, что их дело было правым, а Небеса и послушное Воинство — ошибались.
Люциферане сегодня готовы продолжать бороться за свои убеждения точно также, как были готовы тогда, когда их, всё ещё непокорных, низвергли во мрачную тюрьму. Пусть многие из них и согнулись под грузом горечи и мучений, но они не были сломлены. Многим из них новый поворот событий только придал сил.
Мир, быть может, и разрушен, однопланов и механичен, но в то же время в нём, похоже, нет ангелов, которые правили бы бал. Даже бесконечно ослабленная армия способна победить, если не встретит сопротивления.
Добавьте к этому тот воодушевляющий факт, что они смогли вырваться из заточения. Если они были действительно прокляты Богом, стали ненавистны в Его глазах, по словам его посланников, обречены на вечные мучения… каким же тогда образом им удалось вновь вернутся в мир людей? Криптики могут бормотать что-то о божественном умысле, но не лучше ли думать, что сила Бога попросту убывает? Что демоны Ада обрели свободу, поскольку стены их клетки ослабели?
Но важнее всего, торжественно заявляют они, то, что Люцифера не было в Аду. Люциферане верят не в то, что ему была назначена какая-то особая кара, но в то, что он вообще избежал наказания. Возможно, сильнейший из них оставался на свободе, поскольку враги не смогли заточить его! Возможно, трещины в стенах Бездны — его работа! Возможно, Враг всё ещё ждёт, высматривая тех, кто по-прежнему готов сражаться… и тех, кто проявит слабость.
Конкуренты: Люциферане неожиданно терпимо относятся к Губителям. Поскольку Губители остаются верны военным привычкам, Люциферане обычно относятся к ним как к поразительно упорным бойцам. Им просто нужна дисциплина, и тогда они вновь станут полезны.
Такого же рода снисходительность и двусмысленная доброжелательность распространяется на Фаустианцев, только наоборот. С точки зрения Люциферан, Фаустианцы достаточно дисциплинированы и у них правильный общий принцип — им просто надо напомнить о том, кто здесь главный. Нет, гнев Люциферан вызывают фракции нерешительные, трусливые, запутавшиеся и сомневающиеся: Криптики и Миротворцы.
Криптики напоминают ныряльщиков, сомневающихся, стоит ли всплывать к воздуху. Они настолько одержимы разбором множества возможностей, что почти не уделяют внимания основополагающим фактам и тому, что происходит здесь и сейчас. Неврастеническое созерцание собственного пупка ниже достоинства любого Элохим, но, тем не менее, это основное занятие Криптиков. С позиции сосредоточенных на действии Люциферан, созерцательные искатели совершенно бесполезны и слабы.
Единственное, что хуже слабости — это измена. Поэтому единственное, что хуже колеблющегося Криптика, это жополиз-Миротворец. Эти жалкие, запутавшиеся Элохим похожи на пловцов, развернувшихся посреди нырка и пытающихся вернутся на трамплин. Очевидно они невнимательно слушали, когда обсуждались все возможные последствия мятежа, а также когда Небесное Воинство приговорило их к заточению в Бездне. Казалось бы, отсидка в Аду должна была открыть им глаза на правду о Божьем всепрощении, но вместо этого они продолжают цепляться за идею примирения с Ним.
Дома: Первым Домом правил Люцифер, а ангельская верность умирает медленно. Многие Дьяволы по-прежнему собираются под знаменем своего бывшего (и будущего?) владыки. Многие, вероятно, попросту верят, что, будучи Духами рассвета, в новом мире Утренней Звезды они тоже займут высокое положение. Другие — пусть они и никогда в этом не признаются — обращаются к Люциферу, чтобы заполнить пустоту, оставшуюся после отторжения Богом. Им нужны приказы, которые требуется выполнять, а Враг всегда умел их отдавать.
Некоторые Пожиратели, активно сражавшиеся во время войны, тоже продолжают хранить верность, поддерживаемые воспоминаниями о былой славе и надеждами на отмщение. В общем и целом, эти Пожиратели слабее обожжены Мучениями, чем их собратья из лагеря Губителей. В отличие от нигилистов, Пожиратели-Люциферане всё ещё надеются, что из мира можно что-нибудь построить — разумеется, после того, как будет наведён порядок.
Карателей тоже привлекает дело Люциферан, в основном по тем же причинам, что и Пожирателей. Второму по знатности Дому определённо кажется привлекательным присоединение к некогда Величайшему из Ангелов. Кроме того, это очень большое искушение — возможность верить, что Нечестивое Воинство не просто вновь поднимается, но никогда по-настоящему не падало. Если это так, тогда, возможно, назначенные Богом и провозглашенные Михаилом наказания тоже могут быть отменены — особенно пагубное проклятие людского увядания и смерти.
Не смотря на такую перспективу, немногие из Убийц становятся Люциферанами. Поскольку они — представители Последнего Дома, то снобизм их не привлекает. Кроме того, Убийцы, чье наказание, вероятно, оказалось самым страшным, менее всего склонны верить, что первая война закончилась чем-то иным, кроме как решительным поражением мятежников.
Руководство: Грифиил, самый высокопоставленный мятежник из Дома Природы, остается верен Люциферу не смотря на отчаянье и унижение, которые ему пришлось пережить ради Утренней Звезды. Грифиил, некогда бывший благородным и честным воином, постепенно утратил свою щепетильность и этичность — вместе со своей красотой, здравым рассудком и способностью любить. Он следует за Врагом не столько из убеждения, сколько по безумной одержимости. Отречься от Люцифера — это признать, что всё потерянное и выстраданное им было бессмысленно. Он скорее отправится обратно в Ад или будет полностью уничтожен, чем отступится от дела мятежников.
Если Грифиил сохраняет навыки и безжалостность, требующиеся для фронтового предводителя, то Каратель Назриэль стала верховным лидером Люциферан — разумеется, до возвращения Утренней Звезды. Назвавшись Назатор, Владычица Великого Освобождения, она руководит своей фракцией аккуратно и осторожно — нанося болезненные удары, но быстро отступая назад, под безопасный покров ночи. Говорят, что она была любовницей Люцифера, и мало кто осмеливается бросать ей вызов.
Цели: Очевидно, что первоочередная цель Люциферан — найти своего вождя. Чтобы добиться этого, разработан трехэтапный план. Во-первых, по всему миру разосланы гонцы Люциферан, прочесывающие земной шар на предмет любых проявлений демонической активности. Сначала их посылали по-одиночке, но слишком многие попали в руки Скованных, враждебных демонических фракций или загадочных существ. Теперь их посылают группами.
Во-вторых, Люциферане тщательно присматривают за средствами массовой информации. В частности, они стараются вкладывать в них деньги и заводить влиятельных рабов, задействованных в данной индустрии, чтобы первыми получать новости, которые могут касаться демонов. Это также позволяет им скрывать действия Люциферан и зашифрованные тайные послания. Но, как и в случае с гонцами, Люциферане столкнулись со странным сопротивлением.
В-третьих, Люциферане готовятся к агрессивной информационной кампании среди падших. Сам Люцифер не отозвался на призыв, но рано или поздно каждого приговоренного к пребыванию в Аду Элохим, чьё имя известно Люциферанам, могут вызвать и расспросить.
Источник:Demon: the Fallen, стр. 114
Перевод — Русская Борзая