Искусители (Defilers)


Demon: the Fallen. Символ Искусителей (Defiler Symbol) До появления суши весь мир был покрыт великим океаном. Ангелы, правившие в этом огромном царстве, звались Нереидами и были одними из прекраснейших творений Бога. Они были источником вдохновения, и их сила звучала в унисон со страстью, порождавшей искусство и звавшей к поискам истины и откровений.
Нереиды были призваны вдохновлять человечество, манить его загадками и побуждать выходить в мир и открывать множество таящихся в нём чудес. Они были духом, олицетворяющим стремление, всегда зовущим, но вечно недосягаемым. Им была дарована власть глубоко заглядывать в желания смертных, но божий замысел обеспечивал, чтобы бескрайние глубины моря всегда разделяли ангелов и людей. Вскоре Нереиды возроптали на обязанности, наложенные на них Небом, и на любовь, что несли они человечеству. Оглядываясь назад, многие Искусители полагают, что если бы Люцифер не вышел и не поднял знамя мятежа, то Нереиды сами сделали бы то же самое — это было лишь вопросом времени.
Падение придало Искусителям энергии, они пользовались своими способностями, чтобы вдохновлять и смертных, и ангельских мятежников на борьбу с Небом. Они стали живым символом борьбы, олицетворяя лучшие качества сопротивления и побуждая других вести себя так же. Что ещё важнее, даже в самые горькие дни войны они укрепляли дух мятежников, исцеляя душевные раны, которых не мог коснуться ни один Каратель или Пожиратель. Преданность, внушённая этими падшими, вдохновила самые героические деяния войны, дав основу для романтических эпосов, которые до сих пор отзываются в коллективном сознании людей.
Поражение в войне оказалось ужасным ударом для Искусителей, которые никогда не сомневались в том, что их мятеж был праведным. Пусть они и были более привычны к изгнанию, чем большинство падших, Искусители одними из первых стали жертвой мучений бездны, вырезая боль своей потери горячими лезвиями ненависти.
Demon: the Fallen. Искусители (Defilers) Теперь, когда врата Бездны сломаны, и Искусители вновь свободны, они могут применять свои ухищрения в рамках цивилизации, которая превыше всего ценит внешний вид. Они могут побуждать мужчин и женщин к проявлениям одержимости, ревности и желания, разрушающим семьи, уничтожающим карьеры или валящим целые правительства. Но они способны и поощрять людское постижение философии, дружбу и искусства, и дарить видения прекрасного среди мрачной реальности современного мира. Согласно замыслу творения, они были живыми загадками, опасными и манящими, их предназначением было вдохновлять на смелые и значительные деяния, стимулирующие рост человеческой души.
Фракции: Искусители чаще всего становятся Фаустианцами или Губителями. В первом случае они очарованы человечеством — с удовольствием воспринимая (или, по крайней мере, ценя) восстановившуюся связь с людьми. Губители ведут себя как отвергнутые любовники, нередко неся незаметное (но всегда впечатляющее) мщение тем, кто их так сокрушительно предал. Они разбивают сердца, смущают умы и распространяют раздоры, чтобы затем наблюдать, как общество распадается под грузом взаимных обвинений и насилия.
Отдельные Искусители, разочаровавшись в современной человеческой цивилизации, всё равно становятся Фаустианцами. Они тоскуют по прекрасному видению того, что было у них до войны, и считают людей неотъемлемой его частью.
Некоторых Искусителей могут захватить поиски Люциферан или Криптиков, в зависимости от их связей и пережитого во время войны. Лишь очень немногие становятся Миротворцами. Даже будь у них такое желание, большинство Искусителей понимают, что дороги назад нет, и теперь, когда старые преграды сломаны, их невозможно уже восстановить.
Прелюдия: Искусителей привлекают люди тщеславные и страстные. Их оболочки редко при жизни бывают гигантами духовной или логической мысли, куда чаще — людьми, глубоко любящими всё телесное и непосредственное. Они не обязательно склонны к беспорядочным связям, а точно также могут потратить все свои деньги на последнюю модную вещь или легкомысленные игрушки. Нередко они бывают одержимы всевозможными мелочами, постоянно занимаясь их тонкой отладкой, чтобы игнорировать происходящие вокруг большие перемены.
Идеалисты, привлекающие к себе Искусителей, интересуются не абстрактными теориями и прагматичными реалиями, а непосредственными действиями по изменению мира. Самыми дальновидными кандидатами становятся художники, пытающиеся отразить в своих работах многочисленные слои реальности, в попытке обеспечить передачу всех тонкостей.
Других кандидатов привлекают куда более низменные плотские дела. Те, кому доводилось любить глубоко или часто, те, кто поддержали какое-то дело и были преданы — подобные люди также могут запутаться в настоящем, где истинное горе или гнев заменяются жалостью к себе и мыслями о мелкой мести. Ещё одна категория возможных оболочек — те, кто в буквальном смысле страдал ради искусства: голодающие художники, неудавшиеся писатели и опустившиеся музыканты, чей дух сломлен отсутствием признания, долгами и наркотиками.
Вера: Собирать веру многим Искусителям бывает затруднительно, поскольку они не привыкли к тесным контактам с людьми. Привлечь внимание человека легко; направить его — нет. С помощью неразборчивого применения своих Знаний Искуситель может быстро набрать группу последователей (вероятно, по ходу дела вызвав несколько мятежей), но такая толпа принесёт ему мало пользы. Слепое низкопоклонство и самоубийственное желание — это не вера, хотя при наличии терпения они способны стать основой для неё. По сути, Искуситель должен убедить своих последователей, что они достойны тех даров, что он им даёт.
Многие из этих даров связаны с расширением восприятия. Они позволяют рабам умножать свои познания и, что ещё важнее, улучшают интуитивное понимание окружающего мира. Это может быть общее чувство просветлённости или более специфическая сосредоточенность на конкретном предмете. Нередко это проявляется в виде произведений искусства или в более непосредственной форме, вроде политической или социальной активности. Подобное просветление часто приходит вместе с новой непоколебимостью, которая способна противостоять даже сверхъестественному страху или принуждению.
Создание Персонажа: Социальные Атрибуты — превыше всего. Все они важны в равной степени, и, вне зависимости от состояния тела, минимальное желательное значение Внешности — не ниже 3. Таланты вроде Эмпатии, Интуиции и Хитрости — инстинктивны, как и Выживание. Поскольку Искусители изначально были духами воды, это наделяет их гибкостью, обычно проявляющейся в виде высокой Ловкости и в неплохих значениях Уклонения (Dodge) и Скрытности (Stealth), возможно также Борьбы (Brawl). Большинство из них не интересуются детальным изучением современных академических наук и связанных с ними вопросов, и считают людскую политику пошлой.
Начальное Мучение: 3
Знания Дома: Lore of Longing, Lore of Storms, Lore of Transfiguration
Слабости: Искусители могут быть разочарованными, противоречивыми существами, бросающимися из стороны в сторону и втягивающими всю партию в унылое болото незначительных вещей. Они могут придавать обману значение, намного превышающее его полезность, и могут проявлять обидчивость и раздражительность при самой мелкой провокации. Чтобы избежать подобного, обычно требуется свободное пространство. Чем больше порядка и клаустрофобии, тем выше вероятность, что Искусители обозлятся на своих соратников, совершат опрометчивый поступок или просто побредут в другом направлении. Однако такое поведение сложно предсказать и оно может проявиться много дней спустя после соприкосновения с раздражителем, если вообще проявится.
Цитата: Я могу показать тебе вещи, которые изумят тебя. Просто возьми меня за руку, и я навеки изменю твою жизнь.

Стереотипы

Дьяволы: Искусители нередко смотрят на Дьяволов с недоверием, поскольку Дьяволы, похоже, по-прежнему пытаются навязать свой взгляд на мир, не взирая на тысячелетия страданий. Когда-то они были гласом Бога, теперь единственное их послание — ненавистная демагогия.
Каратели: Между этими двумя домами есть немалое сходство, поскольку оба они сосредоточены на физических аспектах и загадках жизни. Это приводит к дружбе и склонности доверять Ангелам Ветра, склонности, которая иногда приводит к трагедии.
Разрушители: Этот Дом сильнее всего интересует и привлекает Искусителей, поскольку Разрушители, кажется, по-настоящему добились сочетания красоты, загадочности и функциональности, пусть даже только для неодушевлённых предметов.
Изверги: Искусители не могут по-настоящему понять этот Дом и области, где тот властвует. Изверги ценят интуицию превыше холодной логики, которую считают проклятием для постижения чуда и вдохновения.
Пожиратели: Между Искусителями и Пожирателями есть странное родство, по крайней мере, по мнению Искусителей. Им обоим была дана власть над природой, и они, в известном смысле, сосредоточены на плотских делах.
Убийцы: В целом Искусители считают Убийц братьями по духу, понимающими боль истинного одиночества и оторванности, однако мрачность Убийц и их склонность к самокопанию осложняет отношения между двумя Домами.
Источник:Demon: the Fallen, стр. 98
Перевод — Русская Борзая