Спасение (Redemption)


 Hunter: the Reckoning. Redemption.


 

Всё в итоге сводится к вопросу очерёдности оказания помощи. Кто мёртв, кто ранен, кого можно спасти? Одни могут забирать жизни, чтобы спасать жизни других. Вашей задачей является спасать жизни или решать, стоит ли спасать то, что от жизни осталось. Вы смотрите, как кто-то рассыпается в прах под солнечным светом — под тусклым зимним солнцем — и это заставляет вас гадать: действительно ли эти существа «живут»? Способны ли вы исцелить ходячую заразу? Есть ли способ вылечить чуму, которая мыслит? Да, такие вещи не преподают на этике медицины. Проблема заключается в том, что создания, на которых мы охотимся — некоторые называют их «Больными» — выглядят, как человеческие существа (более или менее), говорят, как человеческие существа и, похоже, жаждут выжить точно также, как и человеческие существа. Ничто из этого, по моему разумению, не гарантирует, что они таковыми являются, но всё же… Вы даруете им право сомнения. Ваше первое побуждение при встрече с одним из них, вероятно — «как я могу помочь?» Вы относитесь к ним так же, как относились бы к душевнобольным… Так же, как вы хотели бы, чтобы относились и к вам, если, не дай бог, станете одним из них.
     И, раз уж речь об этом, вы когда-нибудь задумывались, почему мы — охотники в целом — похоже, невосприимчивы к укусам вампров или оборотней? По крайней мере, мы не превращаемся в них после того, как они нас укусят. Но я не даю никаких ответов, а лишь предлагаю вам избегать подобных ран — они по-прежнему болезненны. Возможно, «Больные» — куда более подхоящее название, чем все думают. Возможно, мы являемся антителами вида homo sapiens как такового. Ведь может же существовать вирус чудовищ, почему бы нет? В это поверить не сложнее, чем, скажем, в переигровку какого-нибудь Белы Лугоши-Лона Чейни, где участники не пользуются гримом, и вообще совсем не актёры.
   Вот вам мой совет: оставьте теории проповедникам. Заботьтесь, чтобы ваши товарищи оставались целы, латайте жертв по мере своих сил, и спасайте жизни. Или, быть может, спасайте жизнь. Люди всё время говорят о «битвах жизни и смерти», но ничто, за все мои годы попыток помочь людям не заставляло эту фразу отзываться в моём мозгу настолько буквально, как сейчас. В нынешние дни всё выглядит так, словно Четыре Всадника уже скачут ровным галопом. Если вы научились не персонифицировать смерть, или если верите, что смерть иногда может идти во благо, столкновения с Больными могут заставить вас усомниться во всём.
  Что, возможно, является моим способом возвращения к теме, которой вы столь же сильно ждали, как я — старшился: убийство. Смерть не всегда бывает противником, это скажет вам любой конченый пациент, страдающий от бесконечной боли. Но есть разница между тем, чтобы помочь кому-то упокоиться с миром и тем, чтобы усмирить двуногий эквивалент бешеной собаки. Собака не планировала заражаться бешенством. Что, если у охотников вовсе нет иммунитета к этому «вирусу чудовищ» или к чему бы там ни было ещё? Что, если мы ещё не видели никого по-настоящему в истинном свете? Что, если кто-нибудь, кто спас вам жизнь, окажется одним из этих существ? Давайте я скажу вам официально, что если вам крайне не повезёт и вы попытаётесь передать это и мне, я «остановлю инфекцию». После того, как это будет сделано, если от вашей истинной личности ещё что-то осталось, все мои силы будут направлены на ваше спасение, и неважно, что там говорят другие охотники.
   Надеюсь, что вы сделаете то же самое и для меня.
  Слабость: Тех, кто занимается спасением, терзают мессианские комплексы. Спасители могут оказаться страшнее Мстителей, когда дело доходит до укрепления себя в основах их собственных религий. Силы могут начать казаться важнее охоты. В отличие от Мстителей, которые могут быть последователями своего культа, но при это оставаться эффективными охотниками, некоторые Спасители вообще откалываются от охоты ради более «чистого» призвания.
   Алчность соблазняет ещё более многих из нашего числа. Многие Спасители начинают с того, что время от времени совершают «чудо» для каких-нибудь богатеев, просто чтобы заработать средства на охоту. А следующее, что вы понимаете — бабки начинают казаться куда привлекательнее шанса риковать собственной шеей ради заживления чьей-либо чужой, и тогда настаёт время «частной практики». Деньги сами по себе — вовсе не зло, и владение ими несомненно может сделать охоту безопаснее (но редко когда — проще). Но они всегда должны оставаться средством, а не целью.
   Хуже всего — Спасители-абсолютисты, те, кто участвуют в охоте, но развивают божественные комплексы иного рода. Если вы никогда не видели одного из них в деле, считайте, что вам повезло. Они те, кто признаёт «спасение-исключительно-на-моих-условиях», кто не может — или не хочет — видеть никаких альтернатив, помимо исцеления какого-нибудь чудища или его убийства. Когда они начинают указывать, каким именно образом должна проводиться охота, возможно, пришло время поискать нового Спасителя.
  Апокриф: Спасители стремятся понять, что случилось с вами и вашим миром благодаря опыту — или его недостатку. Вы, учёные, профессионалы, исследователи и просто сведущие люди толкуете ваше состояние в логических понятиях — последствия Чернобыля, заражение прионом, общая деградация биосферы — и видите на горизонте мрак, базирующийся на тех же факторах. Кто-то должен что-нибудь с этим делать. Невежественные, несведущие или заблуждающиеся — пусть и не менее заботящиеся об окружающих — заполняют пробелы любыми толкованиями, какими только способны: благословением, проклятием, личным предназначением, правительственным заговором. В таком случае ваши способности и задачи просто дополняют испорченный мир; кто-то должен пытаться спасти безнадёжных или заслуживающих расплаты, если затем настанет что-то лучшее.
    В целом, большинство Спасителей видят для себя одну цель: Мы здесь, чтобы помогать. Спасать тех, кто не может спастись сам — вот ваша задача. В некоторых случаях, когда тело невозможно исцелить, спасение чудовища в буквальном смысле означает его депрограммирование — устранение условий, которые породили его. Субьект может быть добровольцем, под поверхностью которого томится человеческая душа, или спасение может навязываться силой и посредством карающих процедур, пока тёмная сторона не будет сломлена. Те из нас, кому повезло, после всех приложенных усилий способны найти и спасти, быть может, всего одну душу, но мы никогда не прекращаем высматривать другие.
   Так что у всех нас — одно предназначение, хотя в случае с некоторыми из вас другим приходится отводить глаза, когда вы проходите мимо. Не то, чтобы вы этого просили, но тем не менее такие ожидания присутствуют. Некоторые из вас, ханжей, столь же докучливы, сколь и умелы.
  Наделение: В ходе создания Спасителя кого-нибудь неизбежно ранят. Вы это видели: разорванные артерии, сложные переломы, треснувшие шеи. Вы совершали чудеса, вы смотрели на собственные руки так, словно никогда их раньше не видели. Возможно, вы также применяли кое-какую магию для нанесения увечий.
  Создание Персонажа: Спасители часто присовокупливают к Ловкости какой-нибудь высокий Ментальный Атрибут. Помните, что Способности, касающиеся Медицины, далеко не обязательны в деле Спасения. Исправлять — это стремление охотника, а не уже имеющаяся способность, вот что важно.
  Начальная Убеждённость: 3
  А.К.А: Ремонтники, Депрограммисты, Исповедники, Целители; Curadores.
  Цитата: Не двигайся, и останешься жить. Ну, при условии, что ты не был мёртв с самого начала...


Стереотипы


   Мстители — Страх господен.
   Свидетели — Они рискуют подвергаться тем же опасностям, что и мы, не обладая нашими способностями.
   Защитники — Самые терпимые из нетерпимых.
  Невинные — Они способны угодить в крупные неприятности, но они помогают нам оставаться в здравом уме и сохранять сосредоточенность.
  Судьи — Их работа, возможно, тяжелее, чем у всех прочих охотников.
   Мученики — Если они хотят поистязать себя, пусть делают приватно и избавят от этого нас — и свидетелей дома.
   Провидцы — Они — самые странные из нас, но хорошо, когда они рядом.
   Враг — Раны, которые необходимо исцелить… или гниющие конечности, которые нужно ампутировать.


 



Источник: Hunter the Reckoning, стр. 72
Перевод — Русская Борзая