Мщение (Vengeance)


 Hunter: the Reckoning. Vengeance,

  Признайтесь. Вы относитесь к тем, кто верит в принцип «око за око, зуб за зуб». Все вы в это верите. Вы можете быть более терпимыми или более жестокими, чем прочие, но для вас правосудие является воздаянием. Возможно, даже если вы живёте там, где нет смертной казни, вы всё равно её отстаиваете. «Твари, носящие человеческую личину» раньше значили нечто иное. Это были насильники, серийные убийцы, психопаты, которым неизвестно, что такое совесть. Теперь вы знаете, что «чудовище» — не просто фигура речи, и вы знаете, насколько коварен противник, насколько он опасен. Но кое-что осталось неизменным — то, как бороться с проблемой. И старых, и новых чудовищ ждёт один исход: смерть. В вашей прежней жизни вы бы подпрыгнули от альтернативы дёрнуть рубильник или сделать летальную иньекцию. Теперь же вашей альтернативой, вышим выбором стали взмах клинка или нажатие курка — именно так, или же просто наблюдение. А это вообще не вариант.
  Знаменательно, но на деле кровожадность, похоже, мешает другим людям слышать Призыв вместе с вами. Мой приятель вечно говорил, что пытки — вещь хорошая. Он был там тогда, в мой первый раз, когда всё пошло наперекосяк. Но он ни черта не видел и не слышал. В действительности он оказался частью той толпы, что ринулась вон из банка. Он продолжает трепаться о том, что преступников надо убивать, но он понятия не имеет, о чём говорит — и я не могу рассказать ему, что на самом деле происходит. Не думаю, что он способен принять эту реальность, а если он узнает, он может дойти до того, что станет частью проблемы. Ну, знаете, бандит, зашедший слишком далеко и не заботящийся о том, что в процессе могут пострадать простые люди.
  Это странно, поскольку среди охотников мы — те, кто больше всего склонен проливать кровь (или что там ещё бывает внутри у этих тварей). Другим не хватает чувства соразмерности, осознания того, что наказание должно соответствовать преступлению. Разумеется, как только вы начинаете говорить о противостоянии чудовищ и людей, о том, как вы «покараете» что-то, воспринимающее вас так же, как вы воспринимаете скот, сохранять «уравновешенное восприятие» становится сложным.
  Ребёнком вы могли воображать себя рыцарем или, быть может, стрелком. Возможно, этот образ направлял вас и во взрослой жизни, и вы стали копом, или тюремным охранником, или охотником за головами. Или, возможно, это помогло пустить под откос вашу карьеру, когда вы дали отлуп вашему работодателю. Или это могло оставаться мечтами, поскольку у вас никогда не было средств заставить остальных поступать правильно. И, опять-таки, вы могли быть похожи на меня — то есть, не каким-то там образцом добродетели, но были убеждены, что существуют вещи, которых вы попросту не сделаете. Кража — это одно, но убить кого-то ради вещей? Это неправильно, и это приведёт вас к гибели.
  Можете лгать себе и говорить, будто не верите в правосудие, но суть заключается в том, что вы верите в ваше правосудие. В случае с некоторыми из нас это совпадаеет с решениями суда. Для них система работает, и то, чем мы занимаемся, является необходимым злом: «Будь у правительства такие люди, как вы и я, мы бы этим не занимались». Некоторые воспринимают систему как болезнь, а себя — как лекарство. А для некоторых «правосудие» — это орудие врага, людская идея, используемая чудовищами для сокрытия самой кошмарной дряни, какую только можно вообразить. Вы думаете, что общие тюрьмы — это хорошее дело? Попробуйте подумать о них как об охотничьих угодьях.
  Это вовсе не значит, что вы должны менять свои воззрения. Ребята, работающие на нашем «поле деятельности» редко таким занимаются. Люди подшучивают над вами, называя упрямым? Негибким? Привыкайте к этому, потому что у нас экстремальные взгляды. Вы можете встретить коллегу, который, как может показаться, разделяет ваши взгляды на охоту, но затем его понятия начинают всерьёз расходиться с вашими, когда дело доходит до других религий, рас или сексуальных предпочтений. Внезапно вы понимаете, что ваш «коллега» — грёбаный шизик. Держите свои воззрения в рамках вменяемости, и окружающие будут воспринимать вас так же. Постарайтесь сохранять объективность.
  Слабость: Экстремизм, быть может, и привёл вас в наши ряды, но он может оказаться и тем, что исключит вас из них. Похоже, многие из нас издавна верили — ещё задолго до того, как услышали Призыв — что то, что управляет ходом вещей, делает это неправильно. Вот почему столь многие из нас — участники антиправительственных объединений, от членов радикального белого ополчения до представителей чёрных сепаратистов, от повстанцев Запатисты до боевиков Ирландской Республиканской Армии. Проблема тут та же, что и с любым бунтарским движением: наступите на хвост не тем федералам, и они возьмутся за вас всерьёз. Вам не нужно, чтобы власти активно охотились за вашей шкурой (они в любом случае будут пытаться взять вас, но не следует ухудшать положение). Поверьте, чудовища достаточно страшны уже сами по себе. А если вы один из тех, кто считает, будто чудовища и являются правительством, предупредите меня за за день до того, как окажетесь в моём городе, ОК?
  Нетерпимость идёт рука об руку с деятельностью экстремиста. Это неотъемлемая часть религиозных воззрений некоторых ребят. Люди с подобными верованиями пугают меня. Это группы, состоящие только из белых, только из чёрных и только из азиатов, утверждающие, будто их раса — единственная, которая способна слышать Призыв. Не будьте дураком и помните о том, кто здесь является врагом. Слышали о тех убийствах межрасовых пар в Англии? Полиция в тупике, но все улики указывают на то, что убийцей был один из нас…
  Главная же опасность для нас — помешательство. Тут встречаются любые разновидности — от безумцев, верящих в сохранение расовой чистоты до психов, которые готовы взорвать целое здание, потому что в пентхаузе живёт чудовище. Просто не вливайтесь в их ряды, потому что это превратит во врага вас. А вам известно, что это означает. Если вы не помните, когда в последний раз обедали с семьей, или имён членов своей семьи, или даже то, есть ли у вас семья (или работа, неважно), вы помешались.
  Апокриф: Вероятно, вы весьма ортодоксальны в своих попытках объяснить собственную миссию и то, почему она стала вашим призванием. Традиционные понятия добра и зла вполне вас устраивают. Вперёд, воинство христово. Сокрушим неверных. Сделаем мир лучше. Ответы на вопрос «Почему сейчас?» разнятся — от подготовки ко Второму Пришествию до простой необходимости человечеству наконец отвоевать для себя Землю. С этой позиции Вестников объясняют как ангелов, Святого Духа или духов предков.
  Но все вы неизменно верите в одно: в самих себя. Быть может, именно поэтому в центре «культов личности» охотников обычно находятся Мстители. Если вам когда-нибудь удастся вызвать на откровенность одного из лидеров подобных культов, вполне вероятно, что он сообщит вам, будто Вестников не существует, что голоса, которые он слышит, принадлежат ему самому, и что его способности являются его «предназначением». По большому счёту, некоторые из этих ребят числятся среди самых эффективных охотников — но само то, что вам поклоняются, всё-таки делает вас подозрительным.
  Наделение: Призвание Мщения всегда связано с насилием. Кто-то — или что-то — почти неизбежно умирает, будь то мирный житель, или напавший на него, или сам охотник. Вы «возродились» в смерти и были крещены кровью. Стоит ли удивляться, что именно вы являетесь охотниками, которые более всего склонны опускаться до уровня врага?
  Создание Персонажа: Мстители обычно наделены высокими Физическими Атрибутами, но могут быть и слабыми или робкими людьми, которые укрепляют себя оружием. В последнем случае выбирайте высокое значение Огнестрельного Оружия (и, возможно, Дополнение «Арсенал») в сочетании с Сообразительностью иили Бдительностью, чтобы отразить то, что персонаж считает мир опасным в самой своей основе. Преступники или служители закона — подходящие стартовые концепции для данного кредо, а вот безжалостные убийцы, находящиеся по любую сторону закона — нет. Для охотников-полицейских или воров стоит взять Дополнение «Контакты».
  Начальная Убеждённость: 4
  А.К.А: Наладчики, Рыцари, Солдаты, Гнев Господен; Vengadores.
  Цитата: Верните дьяволу то, что ему принадлежит.


Стереотипы


  Свидетели — Ещё кто-то, за кого мы будем мстить завтра. Сидите дома.
  Защитники — Пусть то, что вы можете полагаться на кого-то, кто прикроет вам спину, и имеет определённую ценность, но этим ребятам нужно понять, что лучшая защита — это крутое нападение.
  Невинные — Похоже, тот, кто пришел на ТВ и подставил себя, был одним из этих придурков.
  Судьи — Мы не можем стоять, дожидаясь их хвалёных «справедливых решений»; есть добро и есть зло, и зло должно быть наказано.
  Мученики — Как и мы, эти ребята готовы умереть за правое дело - но какой смысл умирать, если дело проиграет?
  Спасители — Ну да, конечно, давайте «перевоспитаем» чудовищ. Что за грёбаный подход. Идиоты.
  Провидцы — Да-да, «бдительность и проницательность», бла-бла-бла. Сделайте неправильный выбор и платите за это.
  Враг — Зло проявляется в делах его. А когда оно проявляется, мы приходим и останавливаем его убийством.


Источник: Hunter the Reckoning, стр. 74
Перевод — Русская Борзая