Зелень Земле


 

Зелень Земле

Джеб Моран смотрел на землю под своими ногами. Она была сухой и пыльной; большая часть посевов уже погибла. Пыльной и сухой была и кожа Джеба — он отказался пользоваться увлажняющим кремом с ароматом роз, купленным в бакалее его женой Мэнди, и теперь мозоли на его пальцах трескались. Короткие серые волосы прилипли ко лбу от жары. "Так что видишь,- сказал он, - если и эти посевы погибнут, мы потеряем дом." Его голос надломился. "Родня Мэнди ненавидит меня, так что идти нам некуда." Его глаза смотрели на землю.

Брюс Кларк кивнул, не спуская глаз с неба. Небо было чистым и пронзительно синим, и утренний прогноз погоды обещал то же самое в ближайшее время. Его темные волосы стояли торчком там, где он проводил по ним рукой, и струйки пота стекали по его щекам. Он был большим человеком, и двигался медленно, осторожно. Он кивнул. "Это был бы просто позор", - он подбирал слова осторожно — он знал, насколько трудным было Джебу прийти к нему, и не хотел ранить его гордость. - Я бы не хотел терять таких соседей, как вы. Наверняка скоро будет дождь".

Джеб пристально посмотрел на него: "Ты уверен?" "Насколько это возможно", - улыбнулся Брюс. - А сейчас - шел бы ты домой. Погода вроде этой не способствует работе; ты же слышал предупреждение по радио. Увидимся завтра". Джеб заметно расслабился: "Так и сделаю". Брюс кивнул и улыбнулся.

"Дорогой, ты уверен, что это хорошая идея? - брови Эмили сморщились как раз на переносице, указывая прямо на пробор в ее рыжих волосах. - Твой отец говорил, что большие мероприятия, вроде гроз, проводились только в крайнем случае..."

Брюс взял жену за руку и улыбнулся ее теплым карим глазам. "Ты же знаешь, я не могу позволить Джебу уйти. А сейчас позвони, пожалуйста, моей сестре и скажи, что я приглашаю ее к нам на ужин".

Эмили достала цветную телефонную книжку-календарь из резного шкафчика рядом со столом. Она перелистывала страницы, пока не нашла нужную, после чего взяла телефон.

Брюс поцеловал жену в лоб. "Спасибо".

Эмили вытерла потную ладонь о платье. "Ты же сам сказал, мы не можем позволить Джебу уйти", - улыбнулась она.

•••

Ужин подходил к концу. Эмили и Сьюзан очистили последние тарелки; Эмили, по такому случаю, достала прекрасную голубую скатерть, а Сьюзан сделала свой знаменитый яблочный пирог. Все были сыты и довольны.

Эмили позвала на кухню Анну, свою 12-летнюю дочь: "Позаботься о посуде; мы займемся посевами".

"А я могу что-нибудь сделать? Я ведь уже не маленькая. Я училась", - Анна уперла руки в бока. "Не спорь со мной". Эмили пристально посмотрела на Анну, и та, закатив глаза, умчалась на кухню. Брюс посмотрел ей вслед и ухмыльнулся. "Нужно инициировать ее. Она уже готова". "О, она не должна этого слышать, иначе не сдастся так легко в следующий раз", - поддразнила его Эмили.

В свете фонарика Брюс достал из чемодана тяжелый охотничий нож и свечу из зеленого, травяного цвета воска. Зажав нож под мышкой, он достал дешевую пластмассовую зажигалку и зажег свечу. "Зелень - земле", - прошептал он, убирая ее обратно в карман и выключая фонарик. Сьюзан достала еще один нож, и обе женщины зажгли свои свечи, прошептав те же слова.

Высоко держа свою свечу, Брюс рисовал ножом на земле круг вокруг них — он старался расслабиться и сохранять концентрацию, чувствуя, как горячий воск стекает по его пальцам. Он поставил свечу на камень около центра круга и достал из чемодана старую книгу в кожаном переплете. Он читал грубые, гортанные слова на ее страницах — никто не знал, что они означают, но давным-давно они уже проговаривались, чтобы запомнить произношение. Незнание того, что он сказал, лишь усилило ощущение того, что должно произойти нечто особенное. Его сердце забилось чаще – ощущение знакомое и одновременно возбуждающее. Он передал книгу Эмили, и каждый член семьи, в свою очередь, прочел слова с ее страниц.

Эмили поставила свечу на землю и вышла в центр круга. Она закрыла глаза и потянулась руками и разумом, ощутив искру, когда ее внимание достигло неба. Ей стало трудно дышать. "Как наши отцы и матери до нас, мы взываем к земле и просим ответа. Дай дождь нашим посевам, иначе мы умрем". Издалека донеслись раскаты грома.

Услышав гром, Сьюзан посмотрела на ночное небо — уже много лет она занималась подобными вещами, но ей никогда не удавалось избежать румянца на щеках. Ее внимание вернулось к кругу, и она вновь заняла место в центре. "Взамен мы отдадим часть себя. Мы поддержим землю, чтобы она поддерживала нас". Она ощутила вспышку боли, когда провела ножом по своей левой руке. У нее перехватило дыхание, когда она сдавила руку, чтобы кровь полилась на землю и пожелтевшую траву. Вновь прозвучал гром, на сей раз чуть ближе. Дуновение прохладного ветра прорезало жару.

Брюс закрыл книгу и убрал ее в чемодан. За ней последовали ножи и потушенные свечи. Фонарик моргнул над полем еще раз.
Эмили рассмеялась, закрыв глаза и подставив лицо ветру. Она уже чувствовала в нем влагу, предвестие скорого дождя.

"Невероятно", - сказала она.

"Магия или приближающийся дождь?" - сказал, улыбнувшись, ее муж, подойдя сзади и заключив ее в объятия. Они слышали, как Сьюзан собирает остатки содержимого чемодана и несет его в дом.

"И то, и то", - она спрятала свои руки в его, и стояла так еще долго, пока капля дождя не упала в уголок ее закрытого глаза.

Она вздрогнула.

Ничто другое не казалось столь совершенным в этом мире.

 

Источник: Sorcerer Revised.

Перевод — Stigga, редактирование — Lyencha Borz.