Мир Сумерек


Я знаю то, чего не знают мои сестры. Я видела то, 
чего не видели мои братья. И я никогда не скажу им
об этом, ибо это разорвет наш круг. Все, что мне 
остается, это защищать их от того, о чем они не знают. 

- Кэролайн Голдберг, Кабал Ночного Ньюбурга,
  в возрасте 26 лет 

 

 



Мир сумерек

 

Кто мы? 

Меня зовут Кэролайн, и мне уже более 70 лет; последние 30 из них я провела, фиксируя на бумаге заметки о кабалах от Майна до Зимбабве и от Камбоджи до Аляски. За эти годы мне довелось видеть многие вещи, которых не существует, и сделать многое из того, что сделать невозможно. И вместе с тем, я ничто по сравнению с чудовищами, что бродят в ночи. По сравнению с ними, я «всего лишь», точно также, как «всего лишь» простые люди – ну, по крайней мере, большинство их. Среди подобных мне я пользуюсь уважением из-за моих знаний и умений, и многие смотрят с завистью на те силы, которыми я владею. Некоторые сказали бы, что я реализовала свои надежды и мечты — по крайней мере, в гораздо большей степени, чем большинству людей вообще выпадает шанс.

Мы, чародеи, «серединки» — мы бродим в мире теней. Мы люди, смертные во всех отношениях. За нашими спинами нет духов. Наша кровь теплая и течет. И вместе с тем, мы можем делать вещи, которые другие люди не могут. Мы противоречим законам, и это делает нас чужими для всех. Те, кто знают о нас, боятся нас, уважают нас или почитают — либо считают нас жалкими. Мы религиозные лидеры, профессора, бизнесмены, фермеры и домохозяйки, и вместе с тем пешки, пушечное мясо для войн других людей и иногда их спутники. Теперь вы видите, почему мы держимся в тени.

Каково это, быть одним из нас? Это просто невероятно. Каждый ребенок мечтает о магии. Каждый хочет иметь возможности сверх обычного. Кто не мечтал о власти над огнем, вызове духов или превращении? Кто не верил в вещи, о которых родители говорили, что это неправда? Кто не желал, пусть на мгновение, чтобы эти все это, пусть даже и темное, было реальным — пусть даже магия была бы реальной лишь в этот миг? Быть чародеем – это знать все эти вещи, понимать их и чувствовать их в себе — когда захватывает дух и мурашки пробегают по спине когда ты создаешь первую искру, когда ты призываешь свой первый ветерок, что ласкает твою ладонь. Каждое понимание, которого мы достигаем, дается нам тяжело, но это делает открытие новых знаний лишь несравненно более возбуждающим.

Хотя немногие рассказывают об этом своим ученикам наряду с обычными предостережениями, но чародейство вызывает привыкание. Стоит однажды увидеть, как кто-то делает то, что сделать невозможно – когда ты испытаешь настоящее волшебство – и пути назад не будет. Естественно, это палка о двух концах. Оно дает нам энтузиазм и мотивацию для бесконечного изучения и практики, Естественно, это палка о двух концах. Оно дает нам энтузиазм и мотивацию для бесконечного изучения и практики, того невероятного усилия воли, которое и есть чародейство. Но с другой стороны, оно же и ведет некоторых из нас к заключению сделок с дьяволами, демонами и еще более странными существами в неудержимом стремлении знать больше.

Но тех немногих из нас, кто видел других существ, что населяют землю, это затрагивает еще сильнее. Представьте себе, что вы купили свою первую машину после нескольких лет работы. Вы невероятно рады, теперь вы можете ехать куда захотите. Вы свободны. А потом, в один прекрасный день, вы узнаете, что есть люди, которые могут летать. И ваша машина внезапно не выглядит больше такой крутой. Она медленная и неуклюжая. Но вы никогда не сможете летать — для вас это невозможно. И вы никогда не вернетесь в то невинное состояние, к тому энтузиазму и свободе. Вы навсегда ограничены возможностями вашей «не-такой-уж-большой-теперь» машины.

Пожалуй, я слегка сгущаю краски. Не берите в голову.

На мой взгляд, в чародействе ритуал привлекает людей не меньше, чем сила. Людям инстинктивно нравятся ритуалы — они дают нам чувство причастности. Именно в этом, как мне кажется, кроется секрет огромной власти религии над массами. Даже некоторые умственные расстройства порождают ритуалы — движения, что совершает одержимый какой-то идеей человек, улучшают его самочувствие; и если не давать ему совершать их, он испытывает стресс. Шепот молитвы успокаивает нас. Предписанные движения регулируют нас. Ритуал фокусирует волю, помогает нам управлять своим телом и сосредотачивать разум. Многие медитации включают в себя дыхательные упражнения или точные движения (например, тай-чи, которую многие люди называют медитацией-в-движении) — вот еще один тип ритуала. Люди, что ведут нас в ритуале, священники, например, оказывают огромное влияние на наше эмоциональное и психическое состояние. Люди отдают церкви свое время и деньги в обмен на утешение ритуала. Они обращаются к религии — к ритуалу — в моменты самой тяжкой нужды, когда они теряют любимых, работу, дом.

Несколько лет назад я была на вечерних курсах психологии, и лектор однажды сказал: "Невроз - это личная религия; религия - это личный невроз". Чародейство для нас и то, и то. Это наше облегчение и расстройство, наше утешение и психоз. Оно может помочь нам вместе пережить трагический период в жизни, или толкнуть нас за грань. Оно дает нам что-то, во что мы верим и чему принадлежим, и навеки отделяет нас от остальных людей. Это «срединная земля», граница, тонкая линия и путь в сумерках. Мы стоим между смертными и ужасом, что охотится в ночи, и мы можем помогать им разными зельями, устройствами и заклинаниями, или мы можем учиться у этих чудовищ в надежде обрести еще большую силу. Мы можем и не быть на вершине пищевой цепочки, но мы тоже кое-что значим. И никогда не позволяйте желчным старухам вроде меня даже заикаться об обратном.

Спутники

То, что большинство людей называют кабалом, я бы назвала церковью, но я буду использовать привычные термины, чтобы не смущать тебя. Как я уже сказала, я не вижу серьезной разницы между ритуалом и религией, так что мой ритуал – это моя религия. Те, кто пытается убедить себя, что их кабал им безразличен или является всего лишь собранием их коллег, просто лгут себе. Невозможно вкладывать в свою работу столько эмоций и утверждать потом, что те, с кем ты вместе работаешь, ничего не значат для тебя, — а занятия магией без эмоций невозможны. Вот где находится та грань, за которой стирается разница между человеком и тем, чем он занимается, когда магия и человек становятся неразделимы. Это акт воли.

Кабалы привечают и успокаивают. Они дают нам место, где мы можем быть теми, кто мы есть. Они помогают нам полностью реализовать свой потенциал. Или они могут заставлять нас делать то, к чему мы пока не готовы, скрывать от нас свои тайны и лживыми сладкими обещаниями вести по самым темным дорогам. Я знала кабалы, по сравнению с которыми и демоны выглядели бы вялыми, настолько умелыми они были в затягивании людей на неверные пути. Кабал может быть основан на жажде знаний, содружестве, банальной практичности, религиозном рвении или даже на нескольких таких вещах сразу.

Никогда не считайте кабал обычным клубом – это ошибка. Ваш кабал – это ваш долг. У вас есть долг перед кабалом — он варьируется от кабала к кабалу — и долг по отношению к кабалу. Сюда входит и необходимость взять на заметку, если кабал, судя по всему, идет неверным путем, и либо помочь им свернуть с этого пути, либо обратиться к тому, кто лучше сможет справиться с ситуацией, если не ты сам сможешь. В худшем случае, если никто не в состоянии справиться со сложившейся ситуацией — что редко, но бывает — твой долг бежать. Ты будешь точно так же виновен, если будешь стоять в стороне и смотреть на происходящее злодейство, как если бы сам совершил его.

Членство в кабале может прийти вместе с ресурсами и возможностями. Столь же часто к нему ведет определенная причина. Если тебе повезет, ты будешь полон сознанием своей правоты, возвышенным и воодушевленным. Если ты не столь везуч, окажется, что ты постоянно пытаешься понять, что же на самом деле такое твой кабал и почему они все скрывают от тебя. Ты можешь быть втянут в поиски запретного знания, исследования или самопознание — что угодно, от дьявольского до божественного и всего что лежит между ними. Кабалы важны — изучить что-либо, что тебе нужно, без кого-то другого почти невозможно. Но, вместе с тем, кабалы опасны. Все пороки их членов устремлены к одному – чародейству.

Вот несколько примеров кабалов, которые я видела и о которых мне доводилось слышать; сдается мне, пример будет куда эффективнее любой теории.

Группа студентов в моем колледже, подсевшая на наркоту и имевшая видения. Они казались относительно безвредными. Я тогда не употребляла наркотики и даже не догадывалась, что они были чем-то большим, чем просто кучкой ленивых студентов, - так было, пока я со временем не научилась распознавать признаки, и тогда взглянула на них под иным углом. Хотя, с другой стороны, они затягивали в это других людей, и те теряли месяцы и годы на этих видениях. Некоторые из них сошли с ума от увиденного и закончили свои дни в психушке. Один покончил с собой; я до сих пор не знаю, почему. Другие просто теряли время, которое могли потратить на изучение другой магии. Не хочу, чтобы ты думал, что все это плохо — некоторые из них добились великих результатов, а один или два развили настоящую силу в этих задымленных комнатах. Просто этот способ не для меня.

Я к чему это говорю – в выборе кабала, к которому ты присоединяешься, нужна осторожность. Не стоит думать, что любой, кто занимается чародейством, может научить тебя творить чудеса. Лучше думай об этом как о поступлении в колледж, осмотрись, пообщайся, останься на ночь. Но это может и не помочь. В идеальном мире, это, может, и было бы так, но на самом деле нет списка кабалов с названиями и контактными телефонами, равно как и списка их дурных привычек, того, что им нравится и не нравится (Этот для любителей вечеринок, а вон тот для серьезных ученых и т.п.). Просто будь осторожен.

Однажды мне встретился кабал, действовавший практически как соавторы. Раз или два в неделю они собирались вместе и делились друг с другом результатами своей работы — результатами исследований, новейшими достижениями, теориями и моментами просветления. Они помогали друг другу, указывали на недостатки в работе, чтобы выяснить как оно будет лучше. Помимо этого, они не вмешивались в жизнь друг друга, кроме разве что случайного совместного ужина. Они были убеждены, что значат друг для друга не настолько много; они действовали исходя из практических соображений. А однажды один из них перебил почти половину группы, прежде чем его удалось остановить, — когда могущественным людям нет дела друг до друга, вокруг них становится опасно.

Мой собственный кабал был тесной группой. Мы купили дом в пригороде, потому что так мы могли получить много места за немного денег. Остатки сбережений мы потратили на книги и материалы для ритуалов и на кое-какие необходимые доработки. Мы совершали ритуалы утром, приветствуя день, ритуалы перед едой и ритуалы на каждый особый случай. Когда мы не работали, мы учились, а вечера проводили в тихом созерцании, изучении или практикуя наше искусство. Если ты не видел целого этажа без внутренних перегородок, огромных окон, в которых отражается свет сотни синих свечей, тайных символов, нарисованных на полу и на стенах, а некоторые из них были даже на потолке – ты не видел ничего. И как забудешь фигуры в белых плащах, поющие на самых разных языках, от латыни до египетского? Мы занимались этим на четвертом этаже, а во дворе росло много деревьев, так что мы даже не закрывали окна. Как оказалось впоследствии, напрасно, но это уже другая история. Если и можно извлечь урок из истории моего кабала, так это то, что не стоит терять голову от успехов. Не зарывайся и не отрывайся от окружающего мира. Неважно, насколько хорошо организован твой кабал, но не стоит терять связи с окружающим миром.

Я знала одну группу, что действовала как кабал. Не смейся. Каждое слово расписано, каждая мелочь учтена, и они точно знали, где и как на сцене они должны двигаться. Смотреть на них было просто чудесно. Знавала я и передвижной театр, чьи участники практиковали чародейство, но они не использовали его в представлениях — они пытались держать две стороны их жизни как можно дальше друг от друга.

И был также один культ, к которому почти присоединился мой коллега по кабалу. Это была типичная группа почитателей Геи-матери-Земли. Много кристаллов, песнопения под луной и все такое. Это было прелестно; я была почти уверена, что все так и останется. Но однажды и их постигла судьба любимой ими луны, подобно тому, как она становится темной. Ходили слухи, что в такие ночи они приносят в жертву детей, но я думала, что это гипербола — это должны были быть животные, а иначе кто-нибудь обязательно заметил бы исчезновения детей. Так или иначе, эти прелестные девочки уходили в леса, раскрашивались кровью и призывали темное колдовство на всех, кто хоть чем-то им насолил. Не хотела бы я оказаться на их месте. Водопроводчика, что ударил одну из них, под новой луной уже не было. Ты наверное скажешь, что они не причиняли вреда тем, кто не трогал их, но, на мой взгляд, они слегка перегнули палку.

Легко перегнуть палку, особенно когда имеешь дело с магией. Ты думаешь, что если я могу вот так вот запросто обрушить пламя ада на головы моих врагов, то флаг мне в руки, да? Я имею в виду - если у меня есть такие возможности, почему я их не использую? Но когда тебе больно из-за предательства или ты в гневе из-за чьей-то шутки, трудно вспомнить, что они простые смертные — у них нет наших возможностей и защиты от нашей магии. Я считаю, что «хороший» кабал отличается от «плохого» именно способностью смягчать темные импульсы натуры его членов. Хороший кабал найдет способ подавить или перенаправить их, вместо того, чтобы дать им волю. Однако не обольщайся; очень немногие кабалы даже отдаленно представляют, как этого добиться. Так что, каждый рано или поздно срывается.

Трудный путь

Есть те, к кому магия приходит сама собой, инстинктивно, на уровне интуиции. Нет, конечно, им тоже приходится работать над ее совершенствованием, но не так, как это делаем мы. У них есть духи, ведущие их и подталкивающие в правильном направлении. И там, где один из нас создаст ритуал после многих лет, потраченных на его разработку, одному из этих немногих достаточно будет простого слова или жеста; они знают магию, они могут изгибать ее как хотят, не следуя всем ее правилам. Если нам приходится годами учиться просто заглядывать в мир духов, то некоторые из их почти необученных новичков уже способны на это. Они десятилетия на то, чтобы достичь обучением могущества за гранью твоих самых диких фантазий; нам же приходится десятилетиями учиться исцелить чью-либо рану без особых проблем. Но и мы, и они занимаемся магией. Некоторые из них думают, что у них есть особый талант или дар, возвышающий их над остальными. Может, они и правы; у меня есть мое чародейство, и я, пожалуй, ограничена его правилами и ритуалами, что мне известны. Но с другой стороны, я не страдаю от последствий ошибок и неудач, что сопутствуют всякому, пытающемуся задействовать настолько могущественные силы. Не слушай никого, кто будет говорить, что наша магия ниже рангом. Мы чародеи, и это звучит гордо. У нас может и не быть какого-нибудь духа или вдохновения, что приведет нас к пониманию теории магии. И этот дух не подскажет нам, что делать. Я слышала, что духи держат в заложниках магическую силу некоторых шаманов, пока они сами не найдут к ней пути. Ну, а если ты не найдешь к ней пути, который ты должен найти по желанию духа, ну что ж, тогда ты не получишь своего маленького кусочка просветления. Тебе придется начинать все сначала, пока ты не найдешь правильного пути. На мой взгляд, это слишком высокая цена за силу, какой бы она ни была. Точно так же можно продать душу Дьяволу; в конце концов, выбор всегда за тобой – я понимаю, что многим не приходится выбирать себе музу; вместе с вдохновением к ним приходит и одержимость, ведущая их в конечном итоге к безумию и смерти. Как мне доводилось слышать, некоторые из эти духов достаточно неприятны сами по себе, и преследуют, как правило, свои личные цели. Почему оставлять себя на милость кого-то, кого тебе даже не приходится выбирать, если ты можешь дойти до всего сам? Твоя магия в этом случае не будет столь могущественной, как у тех, у кого есть «дар – но она будет твоей.

Наша магия почти никогда не «приходит к нам». Хотя, действительно, интуиция некоторых чародеев сильнее, чем у других, следующих тому же Пути. «Психические способности», что есть у других, больше врожденные, чем приобретенные. Н в общем и целом, мы предоставлены сами себе. Нам приходится искать наставника, учителя или библиотеку, если не все это сразу. В конце концов, ритуалы не всплывают неизвестно откуда. Мы должны разрабатывать и изучать их, и зачастую этот процесс очень болезненный. Мы докапываемся до того, что уже было до нас, и воссоздаем забытое. Но мы, по крайней мере, знаем, что если мы провели ритуал и ничего не напортачили при этом, то всякий раз, когда мы проделаем то же самое, мы получим тот же результат. Я могу нарисовать те же символы, произнести те же слова, сделать те же жесты, и в моей гостиной появится тот же самый дух. Об этой предсказуемости стоит упомянуть особо. 

К тому же, если наша магия будет нарушена — к примеру, мы разорвем круг, в котором стоим, или неправильно произнесем слово – она не обойдется с нами столь жестоко, как с теми, кто пытается изменить ее правила. Тех, кто пытаются заставить ритуалы работать так, как им нужно, обычно ожидает такое, что вряд ли случится с тем, кто эти ритуалы просто использует. Если мы напортачим, будет плохо, но мы, по крайней мере, не прихватим с собой полквартала. 

Наивысшую ценность для нас имеет секретность. Без нее наша жизнь становится невероятно сложной, обычные смертные будут бояться или избегать нас. Некоторые будут почитать нас — а это еще хуже, чем их страх. Другие маги и существа, о которых ты вообще ничего не знаешь, будут наблюдать за тобой, попытаются использовать в своих войнах или попросту убьют тебя, когда ты станешь угрозой для них. Некоторые пытаются соблазнять нас обещаниями того, что они смогут научить нас тому, что знают сами, — не верь им. Мы либо не можем, либо не должны стать тем, чем они являются. И самые худшие из них те, кто способны даровать нам свои способности. 

Слишком многие из нас погибли в чужих битвах. Не позволяй им категоризировать и классифицировать тебя, иначе тебя скорее всего постигнет та же участь. Неважно, насколько сексуален вампир или могущественен призрак, это того не стоит. Эти чудовища могут запросто слопать тебя на завтрак — и не стоит забывать об этом. Секретность и тонкость – вот наше оружие. Мы можем выстоять, только если будем осторожны.

Однако ты можешь подумать, услышав все это, что жизнь чародея того не стоит. Но на самом деле - она стоит этого. Когда ты сделал что-то правильно, и притом знаешь, что добился этого сам, упорной и сложной работой — а не какой-то чертов дух подал тебе это знание на блюдечке. Ты ответственен только перед собой и своим кабалом, а не перед какой-то всеобъемлющей Традицией или Конвенцией (хотя некоторые из нас действительно помогают этим магам и их злейшим врагам – вот уж чего я никогда не пойму). Ты не должен подчиняться капризам какого-то духа, от тебя не требуется забросить всю свою жизнь в угоду древней и неверно истолкованной войне. Короче говоря, ты свободен. Ты можешь думать, что твоя магия ограничена, что ее правила сложны и цена высока, но у тебя есть талант, который подчиняется тебе и приносит тебе знание и уверенность – и обязан ты всем этим только себе, а не демону, духу или проклятью. Мы хозяева сами себе. Мы правим сами собой и своей магией. Все, что мы делаем, мы делаем по своему выбору. Это свойственно человеку, и мы должны сохранять это всю свою жизнь – это гораздо ценнее, чем любая сила на земле. 

Почему мы делаем то, что делаем

Почему люди становятся чародеями? С таким же успехом можешь спросить, почему они становятся полицейскими, профессорами или родителями. Просто потому, что они так хотят. Потому, что им это нравится. Потому, что они думают, что с помощью чародейства они смогут творить добро. Или же потому, что не видят другого выбора. Причина у каждого своя. За тридцать лет путешествий и изучения различных кабалов (и даже нескольких чародеев-одиночек), я видела почти столько же причин изучения чародейства, сколько и самих чародеев.

Некоторые ищут в чародействе защиту от злых существ, которых в мире немало. Смертному легко ощутить себя бессильным перед чудовищами; все, что может хоть как-то помочь защититься от них, окажется полезным для него. Некоторые занимаются чародейством для защиты от врагов более привычных — а тебе не хотелось бы стряхнуть с себя полицию, если тебя разыскивают в пяти штатах? Защита играет очень существенную роль в чародействе – загляни в любую книгу по магическому гербализму, и ты увидишь, что 80% трав, указанных там, предназначены для защиты от «злых духов» (остальные 20% так или иначе связаны с плодородием - кроме того, некоторые травы пригодны и для того, и для того). Термин «злые духи», естественно, может подразумевать почти все, что угодно. К примеру, чеснок никогда не являлся оберегом именно против вампиров – он, как и любое другое растение, использовался против злых духов. Вампиры просто попадали под это определение, как и все прочие подобные им существа. Неудача вызывалась злым духом, ненависть врагов принимала форму злых духов, так что защита, как естественная в таком случае потребность, занимает значительное место в чародействе. Многие ритуалы предназначены, а некоторые могут быть косвенно использованы для того, чтобы защитить себя от опасностей, с которыми можно столкнуться. 

Другие становятся чародеями, чтобы защитить других. Эти альтруисты используют свои способности, чтобы защищать людей от знания о сверхъестественном и помогать им преодолевать неприятности, в которые они попадают (материальные и эмоциональные, естественные и сверхъестественные). Я знаю некоторых врачей, что применяют свое чародейство на пациентах. Я слышала о детективах, использующих чародейство для того, чтобы выслеживать преступников. Далеко не все чародеи выглядят как седые старики, сидят в своих башнях и изучают пыльные старые книги. 

Есть также множество вариаций на тему мстителя. Что может быть лучше, чем обрушить свое чародейство на тех, кто убил близкого тебе человека? Это традиционное орудие тех, кому не остается другого способа отомстить обидчикам – если не остается обычных, общепринятых, способов мести. Вот почему многие «неудачники» находят свой путь вчародействе – у них нет другого способа отплатить тем, кого они ненавидят. Это единственное, что помогает им ощутить себя могущественным.  

Вот и еще одна причина – почувствовать себя могущественным. Многие ощущают себя стоящими в нижней части той или иной пищевой цепочки. Неважно, кого можешь съесть ты, но обязательно найдется кто-то, кто может съесть тебя. Чародейство дает тебе чувство чуть большего контроля, хотя по-прежнему остается открытым вопрос, истинно это чувство или иллюзорно. Оно дает тебе чувство того, что ты особенный. Некоторые говорят, что это не лучшая причина для изучения чародейства. Но кто может сказать наверняка, что это не корень всех остальных причин для его изучения? Ты можешь утверждать, что изучаешь чародейство для того, чтобы защищать других людей, но очевидно, что ты не чувствовал себя достаточно сильным и могущественным для этого. Получается, опять могущество является первопричиной?  

Некоторые изучают чародейство просто как средство, как способ достижения какой-нибудь цели. И само собой, они редко останавливаются на этом. Как я уже говорила, чародейство затягивает; оно в этом смысле похоже на блестящую штучку, которую легко взять, но тяжело бросить. И поэтому лишь очень немногие из них узнают лишь столько, сколько им требуется для достижения своих целей и не более того. Большинство продолжают свои занятия и после того, как добьются того, чего хотят. Ну, есть и такие, которые теряют интерес к своей первоначальной цели и вместо этого изучают чародейство просто из интереса. 

К чародейству может привести и простое любопытство. Сначала ты прочитал где-то о заклинании, а затем, просто из любопытства, попробовал применить его. Может быть, оно сработает, может нет, но тебе уже хочется узнать и о других заклинаниях. Это все настоящее или нет? Многие люди подсели на чародейство, просто попытавшись узнать, работает ли вся эта ерунда или нет. Сюда же можно отнести и людей, которые занялись чародейством просто чтобы ощутить то, что я называю «прикосновением магии». Такие люди сделают все, что угодно, чтобы вновь ощутить эту дрожь, пробегающую по спине, когда твоя магия работает. Кроме того, такие люди склонны к сексуальной магии, но это так, отступление. 

Также очень веской причиной может стать семейная традиция. В некоторых орденах для посвящения необходимо кровное родство (хотя некоторые, при определенных обстоятельствах, позволяют присоединиться к ним тем, кто вошел в семью после брака). Однажды мне попался человек, которого обучали в его кабале с пяти лет. Ритуалы в его семье были столь же обычным делом, как пикники по воскресеньям. Вряд ли я смогу понять это – на мой взгляд, это полнейшее отсутствие чувства загадочного и чудесного – но как знать, может им это подходит.  

Умственные расстройства являются еще одной причиной, что может подтолкнуть человека к изучению чародейства. Кое-кто возненавидит меня за эти слова, и будет утверждать, что я пропагандирую негативные стереотипы. Но это действительно так. Иногда люди начинают играть с вселенной только потому, что у них с головой не в порядке. Может быть, они думают, что они боги, или же они просто ищут способ причинить вред как можно большему числу людей. Может быть, из-за своей болезни они думают, что способны к чародейству, и это каким-то странным образом работает. Не все умственно больные чародеи плохие – среди чародеев мания встречается очень часто, возможно, потому, что один из ее симптомов – «религиозное чувство», что очень, очень напоминает прикосновение магии. Как ты сможешь отличить одно от другого? Но вместе с тем, некоторые из тех, кто пришли к чародейству через умственное расстройство, опасны – и, к счастью, чаще всего именно они совершают ошибки, когда считают, что способны призывать особенно могущественных духов и демонов. 

Возможно ты удивишься, но еще одна причина, по которой люди становятся чародеями – это давление со стороны окружающих. Сложно сказать «нет», когда вся твоя семья занимается этим, когда каждый из пяти твоих братьев, когда достиг зрелости, прошел через посвящение и то же самое ожидается от тебя. Точно так же получается и тогда, когда твои друзья подталкивают тебя присоединиться к ним. Очень и очень многие из тех, кто идет путем чародея, вступили на него не по своей воле. 

Как мы становимся теми, кто мы есть

«Как» человек становится чародеем - во многом связано с «почему». Тех, кто вступает в семейный кабал, посвящает семья. Если ты узнал о чародействе от друзей, то скорее всего они будут держать в руках книги, заставят тебя принести в жертву какую-нибудь мелкую зверюшку и проведут какой-нибудь торжественный обряд посвящения, который чаще всего можно найти в каком-нибудь сборнике фэнтези. Если к чародейству тебя привело простое любопытство, то скорее всего первые свои заклинания ты узнаешь из книг в библиотеке или магазинчике Новой Эры. Те, кто дошел до всего сам, через самостоятельное изучение и медитацию, всегда и везде будут пользоваться уважением; и если кто-то скажет тебе, что это не так, просто не обращай на него внимания.

Может быть, ты найдешь в Сети какой-нибудь необычный сайт, на котором есть заклинания. И не смотри на меня такими глазами – я, может, и стара, но иду в ногу со временем. Некоторые из таких сайтов содержат люди, которые действительно хотят защитить других от ужасов, что есть в мире. Остальные в основном предназначены для привлечения новичков – на них выкладываются заклинания с ошибками, которые ничего не могут сделать, а их владельцы смотрят, кого из посетителей эти ошибки не остановят. Их интересуют те, кто оставляют сообщения вроде «то заклинание, что вы выложили, не работает, но если попробовать вот так?». У некоторых людей есть своего рода интуиция, чутье насчет заклинаний и ритуалов, и такие люди очень ценны. Однако будь осторожен; некоторые такие сайты представляют из себя ловушки. Есть определенные группировки, которые не любят тех, кто играет с реальностью, и они сделают все, чтобы избавиться от нас.

Как я уже говорила, у некоторых людей есть чутье насчет чародейства. Они могут начать с азов, с того, что можно найти в любом книжном магазине, и изменить это так, что оно будет работать как им нужно. Или просто разработать свое собственное чародейство. Большинству людей нужен учитель – неважно, человек или книга, – но эти немногие могут обойтись и без них. Они могут никогда и не узнать действительно мощных вещей, и достаточно редко достигают высот в магии духа (где практически всегда требуется знать, какого именно духа тебе нужно вызвать), но они могут заниматься чародейством самостоятельно.

Конечно, лучше всего изучать чародейство под руководством опытного наставника – но здесь кроется и своя опасность, ибо наставник может оказаться не тем, кем ты ожидаешь. Некоторые кабалы и чародеи-одиночки перед посвящением испытывают потенциальных новичков неделями, даже годами. Другие просто дают ему возможность подумать и присоединиться к ним, когда он поймет, что готов к этому. Некоторые люди сами находят кабалы и присоединяются к ним – хотя, в общем, это опасная игра. Далеко не все чародеи добродушны; некоторые скорее убьют тебя, чем пригласят в свой круг. Некоторые кабалы набирают новичков через тест – некоторые такие тесты напоминают ритуалы, но есть и смертельно опасные. 

В конце концов, способов и техник чародейства столько же, сколько и желающих его изучить, столько же, сколько людей его используют. И есть множество кабалов. Их, конечно, не на каждом углу по десятку – даже не в каждом большом городе. Есть целые страны без чародейских сообществ. Но если бы ты знал мир как знаю его я, то ты бы понял, насколько же мало в нем чародеев. Будь осторожен – большинство из них отнюдь не твои друзья. Пока ты не наберешься как следует жизненного опыта, не стоит повторять мой поступок. От некоторых кабалов, помешанных на секретности, я ускользнула буквально еле-еле, и отнюдь не безболезненно. Надеюсь, моя работа даст тебе возможность оставаться дома в безопасности. 
 

 

Источник: Sorcerer Revised.
Перевод — Stigga, редактирование — Lyencha Borz.