Небесный Хор


Небесный Хор (Celestial Chorus)


 


 

Mage: the Ascension. Символ Хора.

   Небесный Хор — одна из самых неверно толкуемых Традиций среди всех Девяти. Хоть она и безусловно религиозна, но вовсе не сосредоточена на одной конкретной религии. Единый и Прайм, которым поклоняется Хор, превыше божества какой-либо отдельной веры. Все люди являются частью вселенской Песни, величественного сияния Чистоты и Прайма. Когда человечество вновь объединится для поклонения им, Прайм опять станет целостным, песнь — явственной, и вселенная будет исцелена.

 

 История
 

Mage: the Ascension. Небесный Хор.    Как и Братство Акаши, Небесный Хор утверждает, что является одной из первых Традиций, не обязательно в своей нынешней форме, но как воплощение философии и преклонения, которые были частью вселенной с момента её сотворения. Корни Хора прослеживаются в гимнах и воззваниях, которые можно проследить на тысячи лет назад; его появление в качестве Традиции датируется примерно эпохой Эхнатона (Прим преводчика: Эхнатон — египетский фараон 14 века до н.э.) С тех пор Хор имел невероятное влияние на человеческую историю, не в последнюю очередь потому что Традиция яростно настаивает, что её обязанностью является защищать Спящих и вести их к Вознесению с помощью постижения Единого.
   С самых ранних своих дней Хор побуждал людей к поискам песни, которая объединит их в ожидании лучшего состояния, небесной гармонии. В некоторых эпохах и местах Хор подавал пример и основывал религии терпимые, открытые и полные надежды. В других случаях Хор сбивался с пути, навязывая своё восприятие Единого единственным способом, не признававшим никаких отклонений. Являясь то жрецами, то еретиками, Хористы искали вдохновения в чём-то большем, нежели человечество, в созидательной силе, которая могла бы объединить всех людей под своей властью.
   К сожалению, Хор не всегда бывал чистым и правым, даже в своём желании помогать. Многочисленные эксперименты Хора по поискам «истинного пути» открыли двери для догматических расколов в нетерпимых церквях католицизма и ислама Темных Веков. Хор, чьи истоки лежали в греческих и римских храмах, медленно эволюционировал в форму, больше напоминающую католическую церковь. Всем Хористам известно об участии их сообщества в Инквизиции и в крестовых походах (с обеих сторон). Пусть у Инквизиции и могла быть идеальная цель — уберечь мир от опасных влияний — их яростная вера стала мешать их проницательности и принятию справделивых решений. Новых Хористов предупреждают о необходимости держать разум открытым, оставаться сосредоточенными на единстве и помнить, что все пути проложены Единым и Праймом. Инициаты также узнают о связи Традиции с Кабалом Чистой Мысли, небольшой группой внутри Нового Мирового Порядка. Хотя оба этих объединения и зародились как единое целое, Кабал Чистой Мысли отрёкся от идеи, что все люди, вне зависимости от веры, могут стать частью их Единого Мира.
   Многие убеждены, что именно отделение Кабала Чистой Мысли от Хора привело к падению Традиции. Хотя они и обладали значительной властью в ходе Средних Веков, многие Хористы были признаны еретиками за их раскольническое признание чужих верований в равной мере правомерными путями к Единому, и некоторые настолько яростно цеплялись за свои воззрения, что сражались даже с собственными собратьями. Бескомпромиссные устремления Церкви в сочетании с её материальной алчностью побуждали людей принимать идеи Кабала Чистой Мысли о том, что необходимо развивать людские массы, вместо того, чтобы трудиться в надежде на лучшую жизнь в посмертном мире. В тоге сила веры слабела одновременно с подъемом Ордена Разума. Члены Хора покинули шатающиеся устои церкви, нередко преследуемые как церковниками, подкупленными материальными дарами Ордена, так и собственными бойцами Ордена.
   Тучи Ордена Разума и Технократии сгущались, и Хор искал прибежища в небольших общинах, светских объединениях, мистических культах и небольших течениях. Сломленный хребет религиозных верований больше не поддерживал Хор, и его представителям пришлось прятать свои чудеса среди Масс, становясь предводителями или приверженцами небольших групп. Воззрения Хора по-прежнему остались сосредоточены на святом единении, Священном Городе, где всё человечество сможет слить свои голоса в гармонии с Песнью Творения, но эта цель медленно выскальзывала из их рук. Как ни забавно, но лишь это повсеместное поражение смогло по-настоящему объединить разнородные фракции Хора, хлья даже сегодня их отношения внутри Традиции остаются подозрительными и настороженными. Люди по-прежнему хотят верить. Есть жажда чего-то большего, людское стремление, на которое отзывается Хор, и Хор раздувает пламя веры из любой крошечной искры исканий.

Организация

 Хор придерживается более строгой структуры, чем любая другая Традиция, за исключением Ордена Гермеса. Иерархия сформирована по образцу ранней католической церкви, в ней существует система рангов, основанная на давности вступления в Хор, ответственности и магических способностях. Коммуникация внутри Хора достаточно проста, поскольку каждый младший Певчий знает своих начальников и подчинённых и может передавать информацию дальше. Однако многие противники Традиции указывают, что система рангов подталкивает Певчих забывать о своей истинной цели и сосредотачиваться на продвижении вверх. Такая точка зрения оправданна — некоторых Хористов больше интересует официальное признание, чем помощь другим — но Хор отстаивает свою систему. По их словам, она создана, чтобы обучать новых членов и позволить более опытным мудро руководить Традицией.
   Хор заполняют голоса из всех слоёв общества и уголков мира. Певчим может стать любой, наделённый верой в Единого и желанием помогать. Вообще-то Хористы даже не обязаны быть религиозными, они просто должны верить, что где-то там существует нечто большее, чем они сами. Куда важнее, чтобы у Инициата было стремление достичь гармонии, чем то, чтобы он придерживался каких-то определённых догм. Тем не менее, некоторые типы людей эта Традиция привлекает чаще, чем другие: Хористами склонны становиться медсёстры, работники социальной службы, инвалиды, священнослужители и учителя.

 

Фракции
   В Хоре присутствует бесчисленное колчиество фракций. Хотя Традиция и подразделяется согласно религиям, она также подразделяется и согласно подходам к религии или поискам божественного. Эти разнообразные фракции, как и остальная Традиция, нередко являются свободным объединением людей, которые способны прийти к согласию лишь по некоторым базовым принципам. Всё больше и больше Хористов сегодня отрекаются от фракционализма в пользу истинного единства всех членов Традиции.
   Живя в отдалённых уголках земли, Анахореты занимаются поиском личной мудрости и спасения. Анахореты не столько составляют фракцию, сколько являются группой индивидуумов, отрицающих структуру Традиции. Каждый из них стремится лично причаститься к божественному. Изредка они общаются с «реальным миром», но большинство считают влияние материального мира разлагающим и быстро возвращаются к своему отшельничеству. В единении с дикой природой и неведомыми сущностями многие Анахореты развивают прочную связь с магией Духа.
   Консервативные Хористы склонны трудиться под эгидой Септариев. Они осуждают сотруднчиество Хора с остальными Традициями, утверждая, что влияние других магов приглушает священную песнь нестройной технологией и еретической магией. Они утверждают, что только Хор обладает истинным пониманием единства. Пусть их влияние внутри Традиции невелико — у Хора слишком много врагов, чтобы заводить ещё и новых — многие Хористы разделяют хотя бы часть их воззрений по поводу других магов. Септарии изучают магию Прайма, очищая свои души, чтобы приблизиться к собственному видению слияния с Единым.
   Противоположностью Септариям являются Широтники, призывающие к полной перестройке Традиции по куда менее католическому шаблону. Широтники убеждены, что средневековое устройство Хора слишком его ограничивает, и что Традиция должна измениться, чтобы принять не только другие религии, но также и структуру верований других Традиций. Разумеется, у каждого Широтника есть собственное понимание того, что приемлемо, а что — нет, но все они сходятся на том, что Традиция должна обрести более открытую форму, большую степень свободы суждений и большую терпимость к магии других Традиций.
   Самыми открытыми из Хористов как правило являются Монисты, стремящиеся к единственной и единой церкви. Как может Хор принести единство человечеству, если не способен добиться единства в собственных рядах? Монисты стараются уладить разногласия между другими фракциями и религиями, добиваясь разрешений компромиссов для создания единой церкви. Их целью является не следовать никакому общему догматическому «истинному и верному» пути к божественности, но открыть двери для всех способов понимания Единого как для верных в равной степени. Пусть они и сталкиваются со значительным сопротивлением, Монисты весьма убедительны и терпимы к собственной Традиции, и они поднаторели в поисках союзников среди непримиримых групп. Они работают с элементами Прайма, которые позволяют им наглядно демонстрировать общие истоки всего Сущего.
   Александрийское Общество стремится примирить религию с наукой, неся научные идеи религиозной пастве. Для них процесс открытия и постижения уже сам по себе является священным, и научные дисциплины — неотъемлемая часть поисков бога. Пусть их иногда и обвиняют в том, что они дают убежище элементам, симпатизирующим Технократии, Александрийцы верят в право каждого индивидуума искать равновесие между наукой и верой. Более того, они осуждают Технократию как стерильное и бездушное творение. Изучая науку, Александрийцы оттачивают своё понимание Материи, чтобы понять, каким образом она олицетворяет свойства, присущие богу.
   Сыны Митры составляют небольшую, но воинственную фракцию, которая исповедует древеримский культ митраизма. Эти солдаты всё ещё таят кое-какую обиду на Хор за преследования митраизма со стороны христиан, но служат стойкими поборниками Хора в убеждении, что все имеют право на защиту в ходе своих божественных исканий. Сыны Митры по-прежнему остаются в своём роде подпольным культом, но они хотя бы признаны современным Хором. Большинство Сынов изучают Силы, которые являются проявлением Митры, их бога воинского могущества.
   Дети Альби по сути являются остатками существовашего во времена Крестовых Походов движения альбигойцев, которые придерживаются мнения, что материальное и божественное — это разные миры, и что лишь отрицание материального позволит вознестись к духовному. Как и в случае с другими группами, которые подверглись гонениям во времена Крестовых Походов, Дети испытывают неуверенность по поводу своего вступления в Хор. Они строго разграничивают Церковь и государство в убеждённости, что государство принадлежит к материальному (а поэтому и к порочному) миру, и придерживаются священных текстов, отвергнутых поздним христианством. Дети Альби также изучают магию Прайма, чтобы постигнуть тайны сокровенного и священный мир в противовес порочному материальному миру.
Mage: the Ascension. Небесный Хор.    Нашимиты — это культ гностиков, чьи воззрения похожи на альбигойские, но истоки которых куда глубже. По их мнению Единый способен вместить все элементы творения, и его волю движение людских душ определяет. Таким образом Нашимиты верят в существование по-настоящему малтеистического (прим. перводчика: малтеизм — убеждённость в том, что бог может быть злом) божества, поскольку, если порочной становится душа человечества, таким же становится и Единый, утративший чистоту. Естественно, что Нашимиты трудятся, распространяя идеалы света и сострадания среди максимально возможного числа людей, надеясь поднять человеческие души на более высокий уровень, чтобы за ними последовал и Единый, улучшив вселенную. Как и Дети Альби, Нашимиты изучают Прайм, чтобы определить состояние Единого.
   Самое загадочное и еретическое объединение — Рыцари Храма, воссоединившиеся с Хором лишь недавно. Хоть они и яростно защищают свои старинные традиции христианства, они также придерживаются и необычных обрядов, передававшихся в течение многих веков, и у них весьма законспириованная структура. Подобная структура вовсе неудивительна, учитывая исторический «конец» Храмовников, организованный церковью и правителем, который осудил Рыцарей ради того, чтобы заполучить их деньги. Современные Храмовники — это воители веры, носящие оружие, чтобы защищать свои христианские убеждения, сражаться с врагами веры и Хора. Некоторые Храмовники по-прежнему открещиваются от связи с Хором, поскольку Традиция принимает другие религии, но большинство считают Технократию куда большим предательством по отношению к идее о божественно дарованной человечеству способности мыслить и свободе воли. Если другие Хористы в своём стремлении к богу стремятся к объединению человечества, Храмовники сражаются за добродетель с беспримерным рвением, подкреплённым их магическими мечами, передаваемыми по наследству доспехами, пулемётами и военной дисциплиной. Неудивительно, что Храмовники изучают Сферу Сил, которая проявляется как истинный Гнев Божий.


 Философия

   Ничто так не характеризует человечество, как его способность стремиться к богу. На определённом уровне каждый индивидуум знает о существовании этой искры, этого высшего идеала, высшей силы. Даже самое порочное и извращённое чудовище признаёт эту божественность, пусть и через умышленное отрицание, но единство готово принять всех. Подобно тому, как разрозненные осколки Единого рассеяны по всему миру, люди тоже желают найти единую цель, которая объединит их. Чистота песни сливает множество голосов в один, в высочайшей гармонии, которая объединяет их всех и создаст нечто новое и прекрасное, чего не смог бы породить никакой одиночный голос. Из этого хора рождается песня великой целостности. Даже трения и разногласия уносятся прочь великой песней. Так сможет слиться и само человечество, когда великое единение подарит всем мир, понимание и божественную благодать.

 

Недостатки
   Слабые стороны Хора так же очевидны, как и сильные. Внешне может показаться, что Хор состоит из толпы энергичных людей, которые согласны, что существует одно божество и что это божество является Единым и Праймом. Однако существуют разногласия между отдельными религиями Хора. Католики и англикане по-прежнему ссорятся, иудеи и мусульмане не очень-то доверяют друг другу, и у каждой группы есть претензии по меньшей мере к одной другой. Они все могут в итоге считать, что поклоняются Единому, но не способны по-настоящему избавиться от своих личных религиозных убеждений. Разумеется, этот недостаток стоит на пути к цели Традиции по объединению человечества. Если они не могут сойтись во мнениях по поводу собственной философии, как они будут вести всех людей ко взаимной гармонии? Весьма забавно, что у Традиции, посвятившей себя единству, история переполнена конфликтами и притеснениями, возникавшими в ходе непрестанных споров от том, какую форму должно принять это единство.

 

Теория и Практика
   Основной символ веры этой Традиции — вселенский Аум, песнь, которая была пропета до того, как время стало временем. Единый завёл эту Песнь, и она рассыпалась в бесконечной гармонии, превратившейся во всех детей Единого. Спящие и Певчие — так Хористы называют своих представителей — равно являются детьми Единого, и все они — часть Песни. Пусть и кажется, что Традиция состоит только их христиан, в ней представлено множество других религий. Иудеи, мусульмане, буддисты и язычники также присоединяются к Хору. Они продолжают исповедовать свои религии в процессе постижения того, что используемые ими имена богов — неотъемлемая часть Единой силы, которая и есть источник божественности и света.
   Сила этой Традиции заключается в её преданности высшим идеалам. Идеальный Хорист должен быть таким, каким должен быть хороший христианин, хороший мусульманин, хороший иудей или хороший язычник: добрым, милосердным, сильным, верующим и бескорыстным. Хористы самозабвенно помогают другим людям, как Спящим, так и Пробуждённым, и выступают против притеснений и ненависти. Эта Традиция может быть мирной, но она определённо не чужда насилия. Священная война всё равно остаётся войной, и святые воины страшны на поле боя.
   Магия — это воля Единого, и певцы просто открывают себя для неё. Они становятся каналом для Песни и позволяют потоку гармонии наполнить их души и голоса. Ни один человек не способен ни на что большее, кроме как управление потоком магии. Маги — просто руки и персты Единого и Прайма. Песнь — это великая симфония творения, и Хористы способны высвободить эту симфонию, пусть и ненадолго, с помощью смертного сосуда, который обретает единение с богом. Поскольку Хористы пристально сосредоточены на мета-магической и мета-религиозной идее, областью их компетенции является Прайм, Сфера, которая имеет дело с самой материей вселенной. Прайм — это непосредственное магическое проявление Единого.
    На уровне физических проявлений усилия Хора часто принимают форму распространённых церковных забот, вроде бесплатных кухонь, бесплатных медицинских клиник или заботы о больных и одиноких. Маги аргументируют, что если материальные нужды людей удовлетворены, они более склонны проявлять доброту к своим близким. Кроме того, куда проще нести послание людям, если посланник сам находится среди людей. Стоять на кафедре — это, конечно, хорошо, но так вы не доберётесь до тех, кому по-настоящему нужно услышать песнь. Тот факт, что они сами подают пример, также является важным элементом того, как Хористы способствуют Вознесению.
 Сфера Специализации: Прайм
 Распространённые Фокусы: песнь, свечи, молитва, колокола, благовония, священные символы
 Концепции: археолог, дипломат, воспитатель детского сада, странствующий рыцарь, оратор, работник Армии Спасения, уличный проповедник, студент-теолог, искатель
 Цитата: Единый славен и невыразим. Единый несёт в себе все имена, что когда-либо звучали. Прислушайся к песне, что нарастает внутри и вокруг тебя, и ты познаешь Единого и Прайм.

 

Стереотипы

 Братство Акаши: Их песни сильны по-отдельности, но им нужно научиться работать как единое целое.
 Культ Экстаза: Они зрят божественное, но выбирают нечестивое.
 Толкователи Грез: Единый носит множество обличий, но по-прежнему является Единым.
 Эфтанатос: Единство заключается в жизни, а не в смерти.
 Орден Гермеса: Пусть они и прикасаются к Небесам, они выбирают сделки с силами Ада. Они не уважают собственную силу и поэтому безответственно злоупотребляют ею.
 Сыны Эфира: Творение — благородное занятие, но создание вещей еще не делает тебя Богом.
 Вербена: Их вера далека от Единого; тело может быть храмом, но лишь душа явялется инструментом для великой музыки.
 Виртуальные Адепты: Не понимая божественности сути своего творения, они высвобождают форму без цели. Они наделены даром, но используют его без гармонии.
 Пустотники: Они делают себя глухими пред Песнью. Если их можно привести к свету, тогда надежда есть для всех.


 

 


 

 Источник: Mage: the Ascension Revised, стр. 51 

Перевод — Русская Борзая