Орден Гермеса


Орден Гермеса (Order of Hermes)


Mage: the Ascension. Символ Герметиков.   Прародители Традиций, несравненные мистики, хранители ключей Небес — Орден Гермеса награждает себя разными титулами. Являются ли эти титулы истинными или же хвастовством, Орден отдал Традициям больше, обучил больше Архимагов и создал больше упорядоченных магических теорий, чем любая другая группа в Совете. Эти склонные к формализму труженики воли гордятся своими достижениями в высшей магии, мастерством ритуалов и заклинаний, славой знаменитых мудрецов, сведущих изготовителей артефактов и строителей капелл. Однако за их единством скрывается мощная политическая интрига. Их расцвет уже в прошлом, унесён прочь к мифам вчерашних дней. Их могущественнейшие капеллы пошатнулись. Их новые инициаты отрекаются от древних кодексов ради современных приёмов. Орден уцелел в течение столетий благодаря напряженной работе и целеустремлёности, однако новое тысячелетие может ознаменоваться его погребальным звоном — или перерождением.

ИсторияMage: the Ascension. Орден Гермеса.
   Историки Герметиков написали целые тома и исследования о формировании Ордена. Большинство сходятся на том, что корни Герметиков — в Древнем Египте, где местная магия и иудейская Каббала слились в величественной и математической чёткости. Великие маги-священники времён Шумера, Вавилона и Египта заложили основы мистицизма с помощью письменности и языка. Магические символы и их значения привнесли в человеческое сознание новый способ восприятия вселенной, способ объединять и преобразовывать отдельные понятия. Историки Ордена указывают на двоих Архимагов, стоящих за Тотом, египетским богом мудрости, впоследствии прозванном «Гермесом Трисмегистом» или греческим Гермесом Триждывеличайшим, в честь которого Орден и получил своё название.
   Из Египта идея мистических культов распространилась по Греции и Средиземноморью. Сочинения мыслителей вроде Соломона и Пифагора вдохновили слияние мистицизма и точности в магических наработках различных групп. Гермес, символ коммуникации, знаний, странствий и удачи, был частым покровителем подобных кругов. Тотские и герметические идеалы оставались рассеянными по подпольным сообществам в течение некольких веков, временами прорываясь на волю в сознании великих философов, таких как Платон. Великий поворотный момент наступил в 332 году до нашей эры, когда Александр объединил Персию, Грецию и Египет. В этой империи путешествия и коммуникации позволили сличить различные версии Каббалы, гностицизма и персидской религии, породив первую сеть, считающуюся настоящей частью Традиции Герметиков.
   Даже после упадка цивилизации эллинов, падения Рима и тому подобных катастроф Орден Герметиков процветал. Могущественные тексты упорядочили алхимию, нумерологию, теологию и симпатчиескую магию. Культ Меркурия (римской версии Гермеса) дружно разрабатывал могущественную магию и распространял герметические идеи среди сливок интеллектуального общества.
Со временем Орден Гермеса оказался под руководством Трианомы и Бонисагуса. Эти основатели, легендарные политик и исследователь, объединились, чтобы странствовать по Европе и собрать вместе тех, кто исповедует герметические и меркурианские идеалы. Дипломатические умения Трианомы многих подтолкнули присоединиться к группе, а революционная парма магика (противомагический щит) Бонисагуса позволила подозрительно независимым труженикам века встречаться в относительной безопасности. Эти лидеры впоследствии стали Примасами, основателями великих Домов Ордена, передававших магические стили и традиции своим ученикам. Благодаря подобному наследию Орден выкристаллизировался как единая политическая сила, где каждый Дом вносил свой вклад и состязался внутри магического общества под революционным сводом правил их Великого Искусства, созданным Бонисагусом.
   В ходе последующих столетий Орден пережил великие триумфы и падения. Тёмные Века видели их взлёт в качестве советников и мистиков, скрытых от глаз общества и тайно влияющих на него. Однако их Великий Эксперимент потерпел крах — из-за внутренних раздоров, высокомерия и постоянного заигрывания с инфернализмом. Тем не менее, Орден реструктуризировался, постоянно расширяясь и присоединяя новые магические объединения. Старые Дома падали или отбрасывались. Друиды Дидне был полностью уничтожены по обвинению в том, что весь Дом продался демонам. Их обвинители, Тремер, впоследствии стали вампирами. Орден Разума, в противодействие мистицизму Гермеса, выследил множество герметических кабалов и Капелл, а Орден ответил тем, что направил свои несметные ресурсы и влияние на формирование Совета Традиций. Орден добился того, что Сферы были признаны присущей каждой Традиции системой овладения магией, но также обнаружил, что его отстранили от желанного лидерства в свежесформированном Совете. Ренессанс привнёс в Орден новые идеи, но неоспоримо указал на его крах как силы, открыто действующей среди людей. Уничтожение слишком многих оплотов Ордена вынудило герметиков скрыться от взгляда обывателей, чтобы в итоге оказаться стёртыми со страниц истории Технократией.
   С помощью тонкого влияния Орден сегодня трудится, чтобы знакомить массовое общество с простейшим мистицизмом и секретами Искусства. Пусть этот проект и далёк от успеха, он по-прежнему обеспечивает удивительно долгой отсрочкой, особенно когда выходят в свет массовые тиражи герметических трудов. Однако вполне вероятно, что уже слишком поздно, чтобы этот проект принёс какую-либо пользу. С падением Доисстепа, уничтожением Конкордии и смертью или насильным изгнанием большинства великих Мастеров, традиционные учителя и структуры Ордена находятся под угрозой. Новисам, которых с трудом можно назвать Послушниками, теперь приходится обучать Учеников с помощью своих рудиментарных, разрозненных знаний. Древние, старательно спрятанные тайны во многих случаях утрачены невеки, а мистические предметы и могущественные покровители уничтожены или запреты за враждебным Барьером. Те, кто выжили на Земле, могут лишь надеяться вспомнить, чему их обучали, и освоить всё, что возможно. Орден уцелеет, но он больше не будет тем Орденом, которым был.

Организация
   У Ордена Гермеса, несомненно, самая строгая иерархия среди всех Традиций. Инициаты и Ученики должны находиться под началом ментора, который обучает их основам магической теории и практики. После тяжелого ученичества (традиционно — до семи лет, но в современном мире срок нередко уменьшается) кандидат проходит испытание, чтобы быть признанным полноценным магом — испытание, которое может закончиться возвращением к ученичеству, или даже смертью. Будучи принятым, каждый маг получает собственный знак, символ личных достижений. Хотя все маги теоретически имеют право голосовать на собраниях герметиков, политика решается там, где выберут Мастера и маги, наделённые амбициями. Неоднократно политическое возвышение отодвигало на второй план потенциал морального и магического роста. Каждый шаг вверх по лестнице Ордена открывает более серьезные тайны, но также и делает ученика всё более обязанным Традиции в целом. Тех, кто добивается Мастерства, превозносят благодаря занятой высокой позиции и одаривают уважением за проявленную мощь, но они также и могут нажить политических противников. Каждый Мастер, в свою очередь, должен набрать и обучить нового ученика или группу учеников. Круг замыкается, и новых членов Ордена посвящают в его тайны, но одновременно всё сильнее вовлекают и в его внутренние распри.
   У Ордена Гремеса есть подробный кодекс поведения, который предписывает основы внутренних отноешний магов. Помимо прочего, маги-герметики считают, что убежища должны быть неприкосновенными, им запрещено магическое наблюдение за другими герметиками, они должны обучить хотя бы одного ученика, и им запрещено иметь дело с инфернальными сущностями. Разумеется, все эти правила сводятся к простой аксиоме: не быть пойманным. В Ордене процветает всевозможного рода испорченность. Нарушение правил карается не так строго, как нарушение правил политически неприемлемым способом.
   Однако порядки в Ордене скоро могут измениться. После смерти опытных учителей и Мастеров на Земле, новые наги вынуждены учиться у Послушников, нередко обладающими фрагментарными знаниями. Будучи отрезанными от традиционной поддержки, политические фракции Ордена не имеют других вариантов, кроме как забыть о своих разногласиях или же уйти во блеске славы. Орден обнаружил, что у него нет другого выбора, кроме объединения, и многие его члены формируют для себя новое понимание Традиции.

Фракции
   Орден подразделяет множество своих магических стилей на Дома — группы, придерживающиеся курса, заданного их основателями. В прошлом существовало немало Домов, и пусть некоторые исчезли, всегда появлялось ещё большее число, чтобы заменить их.
   Маги Дома Бонисагус вдыхают жизнь в основы учёности и познаний, которыми славился основатель Ордена. Эти маги глубоко погружаются в теорию магии. Множество великих открытий Ордена явились из сочинений магов Бонисагус. Вследствие обстоятельного исследования магических источников и первопричин, эти маги нередко усиленно изучают Сферу Прайм.
    Дом Экс Мискелланиа — в буквальном переводе, «Дом Разного» — вырос из всё возрастающей необходимости привлекать магов, чьи исследования не имели бы аналогов в любых других Домах герметиков, но которые желали бы изучать и исповедовать общие герметические принципы. Дом сформировался в Темные Века и по-прежнему остаётся сильным. В нынешние дни он принимает некромантов, спиритуалистов, исследователей фей, натуралистов, мистиков, мастеровых, ремесленников и всех прочих, кто считает, что их таланты могут быть близки к направлению другой Традиции, но стремящихся к четкой структуре и знаниям герметиков. Древние Дома, затерявшиеся в веках, также включаются в это объединение.
   Тактическое оружие Ордена можно найти в Доме Фламбо. Несравненные исследователи Сил, Фламбо произошлим от слияния маврского и испанского влияний. Они несут очистительный огонь в своем крестовом походе мщения против врагов Ордена.
   Магия шансов и вероятностей легко вплетается в метаматематику Ордена благодаря Дому Фортуны. Этот относительно современный Дом занимается нумерологией, теорией вероятности и плодом азартных игр — деньгами. Однако, в отличие от Технократов, они признают деньги магической концепцией и демонстрируют интуитивное понимание случайных событий, ведущее к управлению вероятностями. Естественно, что эти маги склонны отказываться от принятого в Ордене фокуса Сил в пользу собственного подвида Энтропии.
   Функции могущественной внутренней полиции отданы на откуп Дому Яниссари. Хотя Яниссари не определяют законов Ордена, они обеспечивают их выполнение. Эти маги постоянно высматривают признаки внутреннего разложения — магов, совершивших неверные поступки или отклонившихся от идеалов Ордена. Затем Яниссари занимаются решением проблемы. Но кто будет сторожить сторожей?
   Дом Квазитор, один из изначальных Домов, надзирает над законами герметиков. Если Яниссари служат в основном в качестве странствующих сражей порядка, Квазиторы председательствуют на Трибунале, решая вопросы, касающиеся закона и наказаний, создавая новые прецеденты или отметая старые, и решают судьбы магов, осуждённых за преступные действия. Квазиторы редко претворяют подобные решения в жизнь напрямую, но служат для интерпретации божественных, герметических, личных и людских законов. Довольно пугающий факт — Квазиторы сомнительно отличились, став волшебниками, впервые открывшими ритуал Гилгул.Mage: the Ascension. Орден Гермеса.
   На периферии распространённых практик Ордена находится Дом Шейя, группа, придерживающаяся ранних египетских атрибутов Ордена и пропагандирующая основы лингвистики в качестве ключа к пониманию мысли, восприятия и, таким образом, вселенной. Из этих элементов Шешати извлекают познание, опыт и, в итоге, мудрость. Хотя другие герметики иногда презрительно отзываются о них как о простых писцах, эта преимущественно женская группа прилежно ведёт записи и несомненно хранит множество тайн, которые другие Дома страстно хотели бы узнать… или уничтожить.
   Дом Солификати является новейшим объединением на герметической сцене. Отдельные члены Солификати присоединились к Ордену после исчезновения их Традиций в Средние Века. Сейчас оставшиеся Дети Знаний, вместе с учениками из Экс Мискелланиа объединили силы своих бывших Традиций и добились признания в качестве полноценного Дома. Солификати — алхимики, практикующие материальную трансформацию в качестве метафоры эволюции людского в божественное. Они также экспериментируют с химическим просветлением в поисках метафизической субстанции, открывающей двери к высшему восприятию. Неудивительно, что Солификати обладают немалыми познаниями в Материи и изучают данную Сферу наиболее усиленно.
   Возможно, самые странные из герметиков это Дом Тиг, также известные как Дети Рубина или Тигель Тига. Эти современные техномаги сплавляют технологические устройства с символизмом Ордена. Вместо того, чтобы просто соорудить компьютер получше, адепт Тиг создаст магический. Там, где технократ может полагаться на технологические новшества, маг Тиг сплетает духов и мистические силы в научную форму. Пусть они и являются чем-то вроде изгоев среди прочих Домов, перспективные новички Тиг демонстрируют большие надежды, комбинируя старинные герметические приёмы с идеями современного мира. Возможно, благодаря тому, что они не так сильно полагались на Мастеров и старых наставников, Тиг преуспели тогда, когда другие Дома были сильно подкошены в преддверии Расплаты.
   И, наконец, Дом Титалус, делающий особое ударение на совершенствование через борьбу. Любое движение во вселенной происходит от взаимодействия противоположных, разнонаправленных сил. Дом Титалус проецирует этот императив на каждый уровень бытия, и его члены постоянно находятся в поиске вопросов, проблем и испытаний, которые достойны их умений. Ни один маг Титалус не будет удовлетворён почиванием на лаврах или тем, что добился «достаточно» — всегда есть более высокий уровень мастерства, требующий нового уровня совершенства и эрудиции. Титалус несомненно стремятся улучшить Орден, но их методы зачастую бывают опасными. Некоторые задаются вопросом, не вызывает ли их присутствие больше раздоров, чем оно того стоит.

Философия
   Философия герметиков является сложной и многоуровневой. Прежде всего герметики выделяют стремление к совершенству. Это стремление проявляется в испытаниях, проверках, самопознании и соединении фрагментарных структур вроде несопоставимых языков или математических головоломок. В идеале каждый индивидуум наделён Словом, божественным императивом, который направляет откровения личности. Исследуя границы этого Слова и все его значения, индивидуум поднимается до своей внутренней сущности, а затем и выше. Каждый шаг в этом процессе — испытание, требующее скачка восприятия, но также оно и открывает доступ к следующему пути. В итоге человек проходит достаточно далеко, чтобы стать чем-то необъятно божественным.

Недостатки
   Пусть Орден и отличается похвальным единством и сводом знаний, его политическая раздробленность и гордыня служат камнем преткновения на пути к просветлению. В истории герметиков можно найти множество решений, принятых по эгоистическим причинам, ради политической выгоды или благодаря убеждению герметиков, что их исследования ставят их выше забот других Традиций. Каждый маг-герметик проходит сквозь адский огонь расспросов на пути к знанию, и это с трудом отвоёванное знание ревностно оберегается и воспринимается как драгоценное зерно истины. Когда подобные идеологии сталкиваются, невозможно мирно разойтись.
   В прошлом Орден яростно сражался за признание в Совете Традиций, ссылаясь на свои многочисленные вклады и магическую мощь. Внутри Ордена Дома боролись друг с другом за ресурсы, учеников, даже за пункты магических теорий. Не смотря на введение Состязаний для мирного решения споров, волшебники конфликтовали и убивали друг друга, когда их энергию можно было направить на достижение Возвышения или борьбу с врагами Традиций. Кроме того, Орден скрывал злодеяния и проблемы лишь ради того, чтобы использовать их в качестве рычагов в политических махинациях, и пытался заставить другие Традиции подладиться под его точку зрения. Ни одно из подобных действий не внушило другим магам любви к Ордену.
   Что касается внутренних дел, Орден нередко ограничивает своих членов из-за их политической прозорливости. Если Мастер желает, чтобы был избран или отклонён определённый курс действий, Талисман сменил владельца, возвысилась или пала Капелла, судьбы других магов могут зависеть от того, находятся ли они на его стороне или нет. Исполненный благих намерений Ученик может обнаружить, что впал в немилось всего лишь за высказывание полезных идей, и обучение может стать очень сложным, если не пообещать впоследствии отплатить (в частности — оказать услуги). Многих Герметиков настолько поглощают их политические устремления и личные поиски, что они теряют понимание прогресса в Возвышении и самосовершенствовании, вместо этого сражаясь в политической войне, которая подтачивает их и распыляет силы. После большинства представителей высшего эшелона структуры Герметиков всё это склонно меняться — или же новая кровь может превратиться во всё ту же старую гвардию.

Теория и Практика
   Орден обучает своих членов в соответствии со стилем Дома, но современное обучение нередко бывает эклектичным и сосредоточенным на проблемах выживания. Согласно герметической теории, каждый индивидуум наделён божественной искрой и потенциалом самосовершенствования, но мало кто реализует его или готов к нему. Поэтому важно отделить зёрна от плевел. Пусть не-Пробуждённые ведут свои банальные жизни, нужно сосредоточить настоящее внимание и обучение на тех, кто способен им воспользоваться.
   Герметическая магия в высшей степени сосредоточена на символизме, она призывает ангельские имена, чтобы открыть двери Творения, нередко на тайном енохийском языке. Благодаря этому языку ангелов, Герметик может выпустить на волю звуки и вибрации, резонирующие с основными элементами Земли, и подчинить их своей воле. В число других герметических элементов входят клинки, жезлы и посохи, традиционные инструменты, олицетворяющие насилие и власть, а также круги, треугольники и прочие геометрические символы, способные олицетворять направления, измерения или границы своей простой чистотой и математической точностью. Кое-какая магия духов полагается на древние договоры, заключённые в былые дни. Точно также, как маги-герметики увлекаются заключением сделок между собой, они нередко заключают сделки с духами, чтобы получить знания или поддержку, призывая потом этих духов с помощью особых символов или объектов. Некоторые символы, вроде Печати Соломона, даже считаются наделёнными бесконечной энергией или божественным доступом к ключам мироздания, поэтому могут использоваться для проведения заклинаний снова и снова.
   Маги-герметики собираются и обучаются в Капеллах, как и прочие маги, но они знамениты тем, что первыми внедрили эту идею среди Традиций. Большинство Герметиков ведут двойную жизнь: Герметическое Слово и тайное имя, и повседневная личность. В конце концов, не смотря на необходимость осваивать множество языков, эзотерическую математику и символогические труды, маги-Герметики должны быть способны выжить в современном мире, особенно когда так опасно входить в мир духов. По данной причине маги-герметики держат свою истинную принадлежность в тайне, наподобие того, как это делают куда менее сверхъестественные объединения масонов и розенкрейцеров.
 Сфера Специализации: Силы
 Распространённые Фокусы: заклинательство на енохийском и других причудливых языках, пентаграммы и круги, Печати Соломона, специфические числа, посохи и жезлы, клинки.
 Концепции: адепт тайного знания, бизнесмен, дипломат, федеральный чиновник, историк, лингвист, политик.
 Цитата: Нам принадлежит гром, Слово и вдохновение. Когда все люди достигнут совершенства, тогда и наш Орден добьется славы!
 

 

Стереотипы
 Братство Акаши: Пусть мы с ними и стремимся к совершенству, им недостаёт инструментов и знаков, которые указали бы путь.
 Небесный Хор: Их огонь некогда опалил нас, но наши устремления превосходят их простую надежду на внешнее божество.
 Культ Экстаза: Без фокус или дисциплины они - лишь малые дети в Искусстве.
 Толкователи Грез: Мы требуем верности у духов; мы не сколняемся пред их капризами.
 Эфтанатос: Обычные убийцы, чьи деяния разрушают священную силу магии.
 Сыны Эфира: В их игрушках есть магия, наподобие той, что в наших старинных артефактах, но они должны выйти за границы материального.
 Вербена: Деревенские ведьмы и травницы.
 Виртуальные Адепты: Так близки к открытию структуры магии, так далеки от того, чтобы что-либо сделать с нею.
 Пустотники: Вот результат магов, лишенных истинных наставников.


Источник: Mage: the Ascension Revised, стр. 65
Перевод — Русская Борзая