Вербена


Вербена (Verbena)


   Mage: the Ascension. Символ Вербены.Мы приходим в мир в крови и крике; мы добываем плоды и мясо ради пропитания; мы растём, учимся и приспосабливаемся; мы чахнем и умираем, лишь ради того, чтобы напитать новую жизнь. Этот бесконечный цикл привлекает Вербена, и его постоянное биение — сущность Традиции. Первобытные колдуны, могущественные целители, умелые оборотни — Вербена погружаются в секс, кровь и плоть без колебания. Их дикое понимание жизни подпитывает столь же первобытную магию.

История
   Как и у Древа Жизни, которое является их символом, у Вербена глубокие корни. Согласно их собственным преданиям, первое единение Чистых — Аватаров — с новым миром плоти породило первых человеческих шаманов. Новосформированная плоть по-прежнему сохраняла свою связь с первозданным состоянием. Сочетание наполненного душой дара с чувственной, растущей жизнью, породило первых примитивных чародеев. Эти шаманы, по словам Вербена, понимали своё место в жизненном цикле. Их связь позволяла им видоизменять тела по своему желанию, чтобы занять собственное место среди жизненных процессов, и чтобы понять пульсирующие нити Плетения.
Впоследствии зарождение цивилизации заставило их расселиться среди множества народов и групп. Они несли с собой священное знание о живом мире и распространяли его везде, где могли. Однако люди всегда неуютно воспринимали такие понятия как смерть и болезнь, являющиеся такой же частью природного цикла, как здоровье и процветание. Поэтому, пусть они и были целителями и мистиками, Эдуна — предшественники Вербена — должны были скрываться среди прочих тайных объединений. По ходу этого они прятали элементы своей знаний в деталях преданий, небольших традициях и обычной народной мудрости.Mage: the Ascension. Вербена.
   В Греции, Риме, Англии и ещё дальше Эдуна распространяли свои мистические традиции. В греческих легендах почитались олицетворения матери и говорилось о тонкой границе между жизнью и смертью; английское язычество отдавало дань различным богам и богиням земли и неба с помощью жертвоприношений и обрядов; Римляне наделяли саму Землю личностью дарительницы жизни. Круги плясок всё расширялись, и обряды плодородия входили в повседневное применение.
   Рост влияния Церкви в Европе в Темные и Средние Века подорвал организацию Эдуна. Боязливых крестьян учили остерегаться своих первичных нужд и желаний, и необразованное население ждало от Церкви спасения после падения Рима. Инквизиторы Церкви преследовали «ведьм» и препятствовали их занятиям. И без того осмотрительные маги бежали, скрывались, обращались и массово умирали. Их сила была подточена, немногие уцелевшие волшебники скрылись в сферах Горизонта, подводных лабиринтах и тайных лугах, или же практиковали неявные формы своей магии в качестве мудрых целителей или травников, не вынося свои убеждения на глаза общественности. По сути, само название «Вербена», изначально использовавшееся как обозначение целебной травы, пристало к Традиции благодаря её прославленным травяным припаркам, эликсирам, мазям и лекарствам, а также любви к живым растениям.
   Язычники, натуралисты и сезонные празднества укрывали Вербена во время Ренессанса, а возрождение интереса к оккультизму лишь подстегнуло их рост в 1800-ых годах. Однако многие обычаи Вербена были утрачены или упрощены, и добавки нео-язычества и современной Викка просочились в Традицию с запозданием и сквозь определённое сопротивление. В нынешние дни оставшиеся Вербена привычны к принятию подобных членов, однако учения Традиции распространяются куда дальше, чем представления, исповедуемые подобными возрожденческими группами. К счастью для Вербена, у них всегда было крепкая основа. Их маленькие ковены носят очень личный характер, и Вербена нередко более общительны (по крайней мере, в своей среде), чем другие маги, поэтому они смогли сохранить множество элементов своего наследия, которые иначе были бы утрачены. Интерес к магии кристаллов, гербализму, ароматерапии и тому подобным практикам лишь продолжает подпитывать Традицию Вербена, и те, кто ощущают биение самой жизни, продолжают к ней присоединяться.

Организация
   На локальном уровне Вербена обычно сосредоточены вокруг ковенов — небольших групп магов, и точного, зачастую имеющего мистическое значение, числа вроде 3 или 13. В ковены Вербена нередко входят целые семьи, если это только возможно, и они могут распадаться и формироваться заново, когда возникает необходимость создания групп в других районах или принятия новых членов.
Крупные собрания проводятся во время сезонных праздников, когда множество ковенов собираются для проведения особых обрядов. На этих собраниях любой должным образом инициированный Вербена может говорить, но особый вес имеют слова тех, кто наделён мудростью возраста, проницательностью и хорошей памятью прошлых жизней.
   Как и всё остальное в этой Традиции, членство в ней — не для слабых духом. Инициаты переживают ритуальную (и символистическую) смерть и возрождение, затем проходят серию суровых испытаний, которые должным образом оценивают их отвагу и приглашают их в ряды Традиции. Те, кому не хватает сил выдержать всё необходимое, должны остаться кандидатами или уйти. Однако, по счастью, Вербена обычно не убивают тех, кто не прошел их испытания. Нередко присутствуют определённые трения между фракциями, поскольку более прогрессивные Вербена пропускают обряды, которые традиционалистам кажутся важными, но все доказывают свою преданность перед принятием.

Фракции
   Веря, что Аватар воплощает собой отражение первозданных энергий, Вербена обычно разделяются согласно подвидам Эссенции. Это разграничение проистекает не столько из раскладывания по полочкам Аватара и его отдельных недостатков, сколько из естественных стремлений души мага. Некоторые Вербена даже отслеживают генеалогические линии в убеждении, что Аватары склонны реинкарнироваться в семейных группах, и есть некоторые доказательства, что они могут быть правы. Однако Вербена никоим образом не принуждаются распределятся по группам на основе предрасположенностей их Аватара. Маг всегда может выбрать союз, основанный на его личных предпочтениях.
   Основу Традиции Вербена формируют Садовники Древа, маги Узора, стремящиеся поддерживать жизнь и чистоту старинных традиций. Эти маги ведут записи, отслеживают генеалогию семей и восстанавливают наследие обрядов Вербена. Их учёность нередко весьма примечательна, и они упорно стремятся к ней. Консервативные Садовники считают «истинными Вербена» лишь тех, чья кровь связана с какой-либо древней семьей, находившейся у истоков Традиции. Более гибкие Садовники довольствуются восстановлением в памяти древних обрядов и распространением наиболее фундаментальных элементов наследия Вербена.
   Сплетающие Судьбу ещё более примитивны, чем Садовники. Эти маги первозданной Эссенции следуют древним песням, которые больше не слышны другим Вербена. Их нередко считают странноватыми даже по меркам Вербена, их можно было бы счесть отколовшейся группировкой, будь у них сколько-нибудь значительное единство. Тем не менее, они наделены мудростью и хранят множество могущественных воспоминаний о былых жизнях. Они нередко испытывают стремление восстанавливать утраченные обычаи и упрощать сложные ритуалы Вербена до их основ.
   Искатели Луны, как следует из их названия, относятся к подвиду искателей. Эти Вербена — путешественники, исследователи, те, кто с готовностью принимает новое. Искатель Луны столь же склонен пользоваться нью-эйджевой церемонией колебания кристаллов, как и традиционным атамэ и ритуалом гравировки рун. Эти Вербена предпринимают далекие странствия, дополняя репертуар Традиции новыми элементами и выискивая подтверждения жизни и божественности в простых обрядах, создаваемых людьми для себя в новом тысячелетии. У этих Вербена часто бывают прочные связи с общиной, и они любят учиться не меньше, чем учить.
   И, наконец, Ткачи Жизни, обычно наделённые динамическими Аватарами. Эти Вербена отправляются странствовать вдаль от дома, игнорируют старые обряды и упорядочивают вещи по мере своего продвижения. Более консервативные Вербено нередко смотрят на них косо, но Ткачи Жизни по-прежнему выказывают преклонение перед жизнью и понимают ценность жертвы. Эти маги любят исследовать границы своих возможностей. Они меняют форму, работают со множеством различных Узоров и обычно пачкают руки, загребая такой объем Творения, какой только способны удержать. Им ведома радость открытий.
   Отдельные ковены и кабалы Вербена иногда могут считаться фракциями, но обычно они слишком малы, чтобы их сравниться с более широкими группами.

Философия
   Жизнь — величайшая загадка вселенной. Основа материи и энергии не растёт, не думает, не реагирует и не размножается. Вся жизнь — это цикл, формирующий пульсацию Земли. В крошечных фрагментах этой сети расположены отдельные личности, все они соединены вместе общими переживаниями и дыханием. Распознать постоянство жизненных циклов значит осознать, что её система разрастается за пределы любых ожиданий и границ, чтобы принимать любую форму и добиваться любой цели. Этот процесс никогда не бывает лёгким. Нередко он наполнен болью, хищничеством и смертью. Жизнь продолжается не смотря ни на что.

Недостатки
   Mage: the Ascension. Вербена.Кровавые жертвоприношения и странные ритуалы — не для брезгливых. У будущего Вербена должен быть крепкий желудок, чтобы вписаться в Традицию, и Вербена могут быть грубы и неприятно открыты для занятий, которые многим показались бы отталкивающими и запретными. Как следствие, остальные Традиции предпочитают относиться к ним настороженно. Более стерильные Традиции, вроде Сынов Эфира или Ордена Гермеса, считают Вербена неприятно первобытными. Интуитивные группы, наподобие Толкователей Снов или Эфтанатос, признают общее родство, но всё равно косо смотрят на абсолютную жестокость, с которой Вербена могут имитировать жизненный цикл.
   Поскольку их магия так тесно связана с первобытными живыми натурами, Вербена нередко причисляют к категории «сатанинских ведьм» даже сегодня. Пусть современный человек может и не понимать, скажем, технологий Виртуальных Адептов или песен Толкователей Снов, они вполне приятны. Нериятное знакомство с тем, как Вербена воплощает в жизнь домашние предания, порождает достаточный дискомфорт, чтобы Спящие, увидевшие ее деяния, испугались — и многие в результате ополчаются на нее.

Теория и Практика
   Во многих отношениях Вербена считают себя защитниками мифических нитей — элементов магии, которые переплетены с более повседневными аспектами жизни. Ранние маги естественным образом ощущали вазимодействие жизни и духа благодаря своим крепким узам с Творением и Чистыми. Хотя сейчас эти узы ослаблены и умирают, Вербена по-прежнему чувствуют схожие позывы, и трудятся, чтобы поддерживать такие узы где только можно — в простых действиях, верованиях и традициях, подтверждающих могущество жизни.
   С помощью ритуалов плодородия, плясок и простых радостей, Вербена распахивают своё восприятие для биения жизни. Для этой Традиции поступки, подтверждающие природу жизни, являются священными. Вербена с почтением принимают и познают смену времен года, здоровье, секс и чувственность, грубые эмоции и инстинкты.
   Однако, благодаря своей связи с бытием, Вербена понимают, что жизнь не всегда чиста, приятна и счастлива. Кровь наделена грубой силой благодаря тому, что является символом и буквальным ключом как основа жизни, и Вербена черпают эту силу с помощью скарификации и жертвоприношений. Хищники охотятся и убивают своих жертв, а Вербена верят в правильность естественного цикла подобных поступков. Боль — это средство обучения, а не то, чего нужно избегать. Таким образом Вербена находятся в куда большем согласии со своими дикими, инстинктивными побуждениями, чем большинство людей; животная натура, которая способна кого-то привести в замешательство. У большинства других религий и групп есть некая черта, которую они не преступят, или определённое убеждение, от которого они не отрекутся: вера в то, что кровь священна и не должна проливаться, или что секс познаётся через отрицание. Но не таковы Вербена, которые пользуются любыми неистовыми приёмами.
   В своей магии Вербена пользуются всем, от кровопускания до гравировки рун, жертвоприношения животных, травяных зелий, обрядов превращения и даже некоторых техник «нью-эйджа», просочившихся в Традицию. Ключ в том, чтобы найти природный элемент, который связан с сознанием Вербена. По мнению Вербена, естественный резонанс жизни никогда не исчезет из мира, даже когда человечество ломает его баланс неограниченным ростом и уничтожением множества биологических видов. Прислушиваясь к этому ритму, Вербена делают то, что необходимо — и будь прокляты обычаи и правила.
 Сфера Специализации: Жизнь.
 Распространенные Фокусы: алтари, атамэ, кровь, котлы, заклинания, кубки, пляски, травы, благовония, суровые испытания, пентакли, руны, жертвоприношения.
 Концепции: художник, биолог, ремесленник, дайвер, целитель, гербалист, политический активист, жрец(жрица), рейнджер, мастер рун
 Цитата: Жизнь — повсюду вокруг нас, в воде, в деревьях, в сочной жестокости хищника и жертвы, в вашей крови. Она сильна, влажна, беспокойна, естественна, она — это вы.

Стереотипы
 Братство Акаши: Как бы ни был могущественен разум, он не может так легко отрекаться от тела.
 Небесный Хор: Бескрайняя дерзость упорных заявлений о существовании их единственного Бога отвратительна. Пора бы им самим поближе познакомиться с кострами их собственного ада!
 Культ Экстаза: Жизнь может быть возбуждающей, но далеко не всегда. Их путь — бегство, а не признание.
 Толкователи Грез: Их положение так печально, их призыв так похож. Мы говорим с одним голосом, мы - с сердцем, они - с душой.
 Эфтанатос: Мы оба постигли начало и конец. Им необходимо увидеть то, что находится между этим.
 Орден Гермеса: Иногда — союзники, часто — противники. Они позаимствовали множество наших приёмов, но не признают наши общие узы.
 Сыны Эфира: Живая система — вот величайшая из машин.
 Виртуальные Адепты: Их стерильный мир — замена плоти, в которой они были рождены.
 Пустотники: Пустое дерево может казаться величественным, но оно гниёт изнутри.


Источник: Mage: the Ascension Revised, стр. 72
Перевод — Русская Борзая