Тореадор (Toreador)


Vampire: the Masquerade. Тореадор (Toreador) Тореадоров называют по-всякому: «вырожденцы», «художники», «позёры» и «гедонисты» — вот лишь некоторые из прозвищ. Но любая пошлая категоризация подобного рода оказывает клану дурную услугу. В зависимости от конкретного индивидуума и его настроения, Тореадор может быть и элегантным, и вызывающим, блестящим и нелепым, мечтательным и беспутным. Пожалуй, единственное обобщение, которое можно сделать относительно клана в целом — это эстетическая страсть всех его представителей. Чем бы ни занимался Тореадор, он делает это со страстью. Чем бы ни был Тореадор, он наделён страстью.
По мнению Тореадоров, вечную жизнь необходимо смаковать. Многие Тореадоры при жизни были художниками, музыкантами или поэтами; еще большее их число провело бесплодные столетия, производя смехотворные потуги на живопись, музыку или поэзию. Тореадоры кичатся тем, что они взращивают всё лучшее, что только есть у человечества. Время от времени особенно одарённого или вдохновенного творца Обращают в клан, чтобы сохранить его талант для вечности. Таким образом клан Тореадор принял в свои ряды некоторых величайших человеческих художников, поэтов и музыкантов; разумеется, о Тореадорах можно сказать еще кое-что — они никогда не способны сойтись на том, что же именно считается «одарённостью» или «вдохновенностью».
Среди вампиров Тореадоры — клан, сильнее всего связанный с миром смертных. Если прочие вампиры воспринимают людей как пешек или просто как пищу, Тореадоры изящно и без усилий вращаются в обществе черни, вкушая удовольствия каждого возраста так, как гурманы пробуют редкие деликатесы. Тореадоры — это Сородичи, более всего склонные влюбляться в смертных, и они окружают себя самыми лучшими, самыми элегантными и роскошными вещами — и людьми, — какие только способен предложить мир. И поэтому особенно трагично, если Тореадор поддаётся скуке и отказывается от эстетических устремлений в пользу бессмысленного гедонизма. Подобные Сородичи становятся декаденствующими сибаритами, которые озабочены исключительно удовлетворением своих капризов и пороков.
Тореадоры преданны Камарилье и разделяют любовь Вентру к высшему обществу, хотя скука управления делами — не для них, в конце концов, для этого существуют функционеры. Тореадоры знают, что их задача — пленять и вдохновлять, с помощью остроумных бесед, красивых деяний и просто искормётного существования.
Прозвище: Вырожденцы
Секта: Большинство Тореадоров состоит в Камарилье, поскольку лишь её властная организация содействует «культуре» и позволяет Тореадорам жить среди людей так, как им нравится. Те, кто принадлежат к Шабашу, предпочитают ненормальные «художественные» забавы, вроде пыток или рисования кровью, или возглавляют самые декадентские подпольные движения.
Внешность: Тореадоры Обращают под влиянием страсти так же, как и по любой другой причине; соответственно, многие Тореадоры — исключительно прекрасные существа. Среди Сородичей Тореадоры являются вампирами, активнее всего следящими за тенденциями человеческой моды; столетние Вырожденцы часто выглядят более стильно, чем некоторые 30-летние смертные. Если что-нибудь входит в моду, то скорее всего хотя бы один Тореадор примет это на вооружение.
Убежище: Тореадоры заботятся о том, чтобы их убежища были комфортабельными, подходящими для общественных встреч и — прежде всего — соответствовали их эстетическим вкусам. Вампиры, обладающие художествеными склонностями, могут держать просторные помещения под крышей, чтобы выставлять свои произведения, в то время как их собратья-«позёры» обожают пышные квартиры, идеально подходщие для проведения вечеринок.
Происхождение: Среди Тореадоров распространён широкий спектр концепций, от одиноких истерзанных художников до распущенных «сливок общества». Некоторым Тореадорам дают Обращение лишь из-за их красоты или персонального стиля, если вдохновившийся сир решает, что их просто необходимо «сохранить» для вечности.
Создание Персонажа: В клане ценятся Социальные Атрибуты и Способности, хотя полнота контроля Тореадоров обычно заботит меньше, чем произведение хорошего впечатления. Также ценится и Восприятие — как для создания произведений, так и для их критики. Художники предпочитают такие Способности, как ЭксперссияExpression и ИсполнениеPerformance, часто добиваясь крайне высокого уровня владения этими эстетическими умениями; их светские собратья обходятся Способностями вроде Хитрости и Этикета. Тореадоры — существа в высшей степени Социальные, они любят преклонение как со стороны Сородичей, так и смертных; поэтому среди них распространены такие дополнения, как Союзники, Контакты, Слава, Стадо, Ресурсы и Статус.
Клановые Дисциплины:Прорицание, Стремительность, Присутствие.
Слабости: Тореадоры питают сверхъестественную склоннось к эсетическому и красивому, но подобная восприимчивость может оказаться опасной. Когда Тореадор видит, слышит или даже обоняет что-топо-настоящему прекрасное — существо, картину, песню, необычайно красивый восход — он должен сделать бросок Самоконтроля (сложность 6) или впасть в транс от полученного впечатления. Тореадор должен застыть в восхищении на одну сцену или пока прекрасное не исчезнет. Восхищённые Тореадоры не могут даже защищать себя, если на них нападают, хотя получение ранения позволяет им сделать ещё один бросок Самоконтроля, чтобы «развеять чары».
Организация: У Тореадоров нет особой практической организации, хотя их социальная общность и склонность собираться в группы вошли в легенды. Клан собирается часто, но делает это скорее, чтобы оправдать проведение разгульных вечеринок и представлений, чем для совершения конкретных дел. Статус Тореадоров — это бурный водоворот, в котором одна едва заметная улыбка или ловкий критический отзыв могут привести к вознесению или падению; талантом могут восхищаться в одну ночь, затем он совершает едва заметный промах, и в следющую ночь он — уже изгой.
Линии Крови: Тореадоры придают немалое значение родословной; вампир, которому повезло произойти от пользующегося благосклонностью сира, наслаждается восхищением окружающих (по крайней мере, внешним), в то время как потомок порицаемого сира страдает от унизительного отношения общества. Мало какие из этих линий хоть сколько-нибудь значительно отличаются от основного клана. Отступники-Тореадоры из Шабаша являются примечательным исключением, поскольку способны одинаково сильно восхищаться как прекрасным, так и безобразным.
Цитата: О, да, разве она не совершенство? Да, она — моё последнее открытие, я — её муза, маленькое прелестное создание. Подумать только! А что касается — ах, да, Томаса? Ну, мне сложно сказать — в конце концов, он, как говорится, получил свои «15 минут славы», но всё это не могло длиться долго, и это начало становиться таким утомительным, так что мне пришлось сказать «адью». Самоубийство? Что вы говорите? Глупый мальчик — тогда он должен сказать мне спасибо, что его не Обратили. Иначе всё осложнилось бы до крайности…

Стереотипы

Ассамиты: В том, что они делают, несомненно, есть своя красота, но эту красоту лучше наблюдать с расстояния.
Бруха: В первую ночь их страсть устрашает. Во вторую ночь их страсть поражает. В третью ночь их страсть вдохновляет. Затем… откровенно говоря, их страсть начинает утомлять.
Последователи Сета: Разумеется, неизбежно, что эпикурейски утончённое существо в ходе вечности начнёт вести дела с… отталкивающими личностями. Ведите записи обо всех совершённых сделках и немедленно расплачивайтесь за все оказанные услуги.
Гангрел: Так же очаровательно дики, как тигр; так же достойны внимания, как домашняя кошка.
Джованни: Они роскошно одеваются и обалдают чарующими манерами. Но почему они тогда настолько меня пугают?
Ласомбра: Их мильтоновский образ кажется чудовищно соблазнительным, или соблазнительно чудовищным, но в любом случае они воспринимают его очень всерьёз.
Малкавиан: Разрозненный калейдоскоп их мыслей на первый взгляд кажется прелестным. Но если вы засмотритесь на него слишком долго, то станете страдать от кошмарных головных болей.
Носферату: Гнусные твари! И подумать только, что они допущены в культурное общество! О, какой позор…
Равнос: Тема множества восхитительных историй — ну, восхитительных до тех пор, пока вы сами не попадаете в эту историю.
Тремер: Вы имеете дело с мясниками и чинушами, поскольку они оказывают полезные услуги. Вы любезно принимаете эффективно предоставленную помощь. Но вы, тем не менее, не приглашаете наёмных рабочих на званый вечер и без благосклонности относитесь к незваным гостям на вечеринке.
Тзимици: Наслаждение чуждыми плодами этого клана почти стоит запрашиваемой цены. Хорошенько запомните это «почти», милый.
Вентру: У каждого шедевра должна быть рама; у каждой статуи — пьедестал. Вентру понимают это и замечательно выполняют свою функцию.
Каитиффы: Послушайте, кто их впустил?
Камарилья: Под её покровительством Сородичи и смертные могут сосуществовать в гармонии, извлекая обоюдную выгоду от присутствия друг друга.
Шабаш: С чего бы мне проводить целую вечность в наслаждении насилием?
Источник:Vampire: the Masquerade Revised, стр. 76
Перевод — Русская Борзая