Тремер (Tremere)


Vampire: the Masquerade. Тремер (Tremere) Скрытных вампиров клана Тремер можно бояться, можно благоговеть перед ними, не доверять им или презирать их, но их нельзя игнорировать. Те, кому доводилось слышать о делах клана, обычно относятся к Термер с подозрением, и не без причины — их прозвали Колдунами весьма метко. Благодаря собственным умениям, они освоили разновидность вампирского чародейства, дополненного ритуалами и заклятиями, и оно столь же могущественно — если не в большей мере — как и любая иная способность Крови. В сочетании с жесткой иерархией клана и яростными амбициями, столь распространёнными среди Колдунов, эти способности, несомненно, вызывают неуютное чувство у тех, кому известно, на что способны Тремер.
Согласно некоторым летописям Сородичей, Тремер появились в виде клана совсем недавно, по крайней мере, по стандартам бессмертных. Легенда гласит, что во время Тёмных Веков кабал человеческих волшебников провёл великий ритуал над телом спящего Патриарха, и таким образом силой вырвал для себя дар вампиризма. Вскоре после этого разразилась война — юный клан обнаружил, что его со всех сторон осаждают разъярённые Сородичи. Но Тремер не были бы собой, не умей они выживать. Утратив человеческую магию, они, тем не менее, сумели видоизменить ритуалы и заклятия, подстроив их под использование своего витэ. Эти магические навыки, ныне практикуемые под видом Дисциплины «Тауматургия», с тех пор и обеспечили Тремер местом среди Сородичей.
Колдуны с готовностью играют со своими новообретёнными собратьями в дипломатию и интриги. Однако их дела всегда отмечены оттенком паранойи, поскольку Тремер знают, что старейшины по меньшей мере трёх кланов затаили на них неподдельную злобу, которая пока еще остаётся бессильной. Поэтому Тремер трудятся, чтобы заполучить всех союзников, каких только можно, а также стремятся отточить своё магическое мастерство. Лишь так они смогут выжить. В результате потомки клана Тремер являются самыми энергичными и знающими среди Каинитов; мало кому удаётся перейти дорогу этим не-мёртвым чародеям и остаться невредимым.
Тремер — вампиры Старого Света, но они пересекли континенты, чтобы основать свои оплоты повсюду. Штаб-квартира клана находится в Вене, где старейшины Тремер собираются на советы и обсуждают будущий курс клана. Однако во многих крупных городах по всему миру расположены «капеллы» Тремер — хорошо защищённые здания, которые в равной степени являются университетами, монастырями и цитаделями. Там Колдуны встречаются, чтобы обмениваться информацией и изучать своё вампирское колдовство, подальше от опасного внимания врагов.
Прозвище: Колдуны
Секта: Тремер были более чем рады присоединиться к юной Камарилье, когда секта только формировалась, и они быстро стали в ней незаменимыми. По сути, Тремер — это один из столпов секты. Они несомненно заинтересованы в том, чтобы Камарилья оставалась сильной — когда во врагах числятся ненавистные Тзимици, направляющие своих шабашевских приспешников против любого Тремер, которого им удаётся найти, Колдунам необходимы союзники. Имея возможность предложить в ответ ценную магическую силу, Тремер без труда получают необходимую им поддержку Камарильи. Под защитой Камарильи, Тремер вольны стремиться к освоению таинственного, которого они столь страстно жаждут.
Внешность:Чародеи-Тремер обычно выглядят внушительно или зловеще. Некоторые выбирают классические костюмы; другие предпочитают чуть старомодный облик, надевая костюмы 40-ых годов, эдвардианские наряды или просто чёрные свитера с высоким воротом из эпохи битников. Многие из них носят талисманы или амулеты с выгравированными каббалистическими или иными таинственными символами, в знак своих познаний. Хотя отдельные Колдуны могут быть самыми разными — и безупречно безукоризненными, и взъерошенными и эксцентричными, глаза вампира-чародея всегда мерцают тайными прозрениями и пугающей проницательностью.
Убежище: Хотя Колдуны и могут обустраивать индивидуальные убежища (часто оснащённые большими библиотеками), в каждом городе, где имеется значительное присутствие Тремер, есть капелла. Капелла открыта для тех, кто принадлежит к роду Тремер, и безусловно закрыта для всех остальных. Колдуны славятся своими хорошо охраняемыми убежищами; почти все они могут похвастаться мистической защитой, которую даже другим Тремер будет сложно обойти.
Происхождение: Многие Тремер при жизни занимались оккультизмом или иными науками. Однако одной очарованности неведомым вряд ли достаточно, чтобы привлечь внимание Колдуна; представители клана ищут «послушников», обладающих агрессивными натурами и ясным мышлением, и не обращают особого внимания на бестолковых приверженцев «новой волны» или запутавшихся исследователей теории заговоров. В клане Тремер имеется негласная традиция сексизма, и большинство его старейшин — мужчины. Однако служители-Тремер в последнее время стали придерживаться более широких взглядов и привлекают значительное число в должной мере амбициозных и упорных помощников обоего пола.
Создание Персонажа: У Тремер обычно развиты Ментальные Атрибуты и поразительно высокая Сила Воли; дилетант и деревенщина не может соответствовать суровым требованиям чародейства. У многих первичными Способностями являются Познания, но также необходимы и Навыки. Хотя некоторые Тремер специализируются в одной конкретной области, добиваясь совершенства, куда большее их число предпочитает более равномерный подход к личному развитию; в конце концов, Колдун обычно не может полагаться ни на кого, кроме самого себя.
Клановые Дисциплины:Прорицание, Доминирование, Тауматургия.
Слабости: Согласно законам клана, все новообращённые Тремер должны в ходе своего создания выпить крови семи старейшин клана. Все Тремеры хотя бы на одну ступень приблизились к узам крови со своими старейшинами, и поэтому обычно действуют, руководствуясь сильной клановой верностью — чтобы избежать принуждения к этой верности. Кроме того, подобный порядок приводит к тому, что Тремер с трудом сопротивляются воле своих стрейшин; сложность любых попыток Доминирования со стороны вышестоящего представителя клана снижается на единицу.
Организация: Ни один клан не обладает более сплочённой внутренней структурой. Ни один клан не связывает своих новообращённых настолько сурово. И ни один клан не действует при достижении своих целей с таким единством, как Тремер. Хотя юные представители клана в целом вольны заниматься более-менее тем, чем пожелают, время от времени они получают указания от своих старейшин, которые не могут не выполнять. Паранойя удерживает клан в готовности и единстве.
Разумеется, Тремер поощряют индивидуальные достижения в пределах группы, считая это дарвинистским подходом по обеспечению силы клана. При таких амбициозных, могущественных молодых вампирах, действующих совместно в столь похвальном клановом единстве, не удивительно, что у Колдунов есть множество завистливых и злобных врагов среди Сородичей.
Пирамидальная иерархия Тремер состоит из нескольких рангов, каждый из которых подразделён на семь мистических «кругов», которые претендент должен освоить, если желает подняться в ранге (а почти каждый Тремер желает именно этого). Самый низкий из рангов, ранг послушника, принадлежит новообращённым. Над послушниками стоят регенты, каждый из которых является хозяином капеллы; затем идут властители, в чьём подчинении находится по нескольку капелл. Сорок девять Тремер удостоены звания понтифика, каждый из них облечён значительной ответственностью. И на вершине пирамиды расположен Внутренний Совет Семи, отдельные члены которого управляют целыми континентами и, по слухам, все они поддерживают постоянную мысленную связь с остальными.
Линии Крови: Строгая организация Тремер, как и настоятельные требования подчиняться своим старейшинам, оставляют мало свободы. Никаким вариантам линий крови Тремер не позволили дожить до нынешних ночей. Небольшая группа мятежников-Тремер некогда укрывалась в Шабаше, но недавние события привели к уничтожению этой горстки.
Цитата: Мы — больше, чем вампиры. Мы — следующая ступень в эволюции Каинитов. Мы будем направлять других, если они позволят нам это, или останемся одни, если потребуется. Но мы выживем.

Стереотипы

Ассамиты: Ну что тут сказать? Они мешали нашему чародейству, и у нас не было иного выбора, кроме как стереть их с лица земли со всей возможной поспешностью — или убедить других сделать это за нас.
Бруха: Время жестоко. Когда мы встретили их впервые, Бруха были учёными, как и мы. Теперь же они впали в жалкое состояние, и мы приняли светоч знаний вместо них. Всё на своём месте, но иногда такое кажется бессмысленным расточительством. Неважно.
Последователи Сета: Чёрт их побери! Вечно изучают вас своими узкими глазами и раздвоенными языками, и вечно уползают в самые тёмные углы, не переставая улыбаться! Что им известно?
Гангрел: Эти звери притворяются верными, но слишком жаждут отдать нас на растерзание Тзимици, как только появится повод. Мы должны всегда следить, чтобы оставаться сильнее этих гиен, которые считают нас ответственными за их старые, с трудом заживающие раны.
Джованни: Они совершили довольно внушительные прорывы в область искусств — в узколобом, ограниченном смысле. Тем не менее, некрофилия является столь же нездоровой для не-мёртвого ума, как и для живого.
Ласомбра: При всей претензии на утончённость их готовность возлечь рядом с Тзимици ясно демонстрирует их подлинную дикость.
Малкавиан: Их трепотня о неизвестных нам «прозрениях» очень быстро надоедает. Но какими бы плохими зваными гостями они ни были, они — превосходные провидцы. Должен быть какой-то хитрый подход к подобным фокусам восприятия, и нам еще предстоит найти его.
Носферату: Некоторые задачи слишком омерзительны даже для нас, и Носферату становятся подходящим подспорьем в подобных делах.
Равнос: Они могут по-привычке воображать себя волшебниками, но оставьте меня на 10 минут с одним из этих шарлатанов, и увидите, чьё искусство наделено истинной силой.
Тореадор: Они как та стрекоза из басни; мы — муравей. Они думают оправдать бессмертие своим искусством и вечеринками, но холода наступят куда раньше, чем они полагают.
Тзимици: Один из первых уроков, которые мы усвоили — то, что эти чудовища из Старого Света по-прежнему не хотят ничего, кроме как содрать плоть с ниших костей. Если они предпочитают так, то посмотрим, как они попляшут, когда вокруг них запылают их ветхие усадьбы.
Вентру: Эти существа одержимы идеей контроля, но не воспринимают более тонких способов властвовать.
Каитиффы: Други кланы презирают наше происхождение, но посмотрите, скольких таких ублюдочных потомков они сами создают.
Камарилья: Башня означает силу, неважно, насколько ветхими могут быть отдельные её кирпичи.
Шабаш: Они воображают, будто свободны? Дураки.
Источник:Vampire: the Masquerade Revised, стр. 78
Перевод — Русская Борзая