Тлацик (Tlacique)


 

 

Как линия крови, считающаяся исчезнувшей всеми, кроме них самих, Тлацик играли небольшую роль в истории Сородичей. Хотя остальные кланы давно позабыли про них, дети Тецкатлипоки не могут забыть тех, кто посягнул на их дом, и, безусловно, не простят их.
      Сородичи, пришедшие в Мексику вместе с конкистадорами, обнаружили, что в городах Нового Мира, куда больших, чем они могли этого ожидать от «туземных варваров», существовала своя популяция вампиров. Некоторые принадлежали к Гангрелам, некоторые к Носферату, но самой влиятельной была местная линия крови Тлацик. Они претендовали на происхождение от Тецкатлипоки, Ягуара, бога ночи, зеркал, дыма и черной магии (Сетит 4-го поколения: Clanbook: Followers of Set (Rev)). Тлацики правили открыто (чего не видели со времен Карфагена) маленькими семейными группами, которые называли кликами. Нагуали – маги Тлациков, вырезали сердца жертв на вершинах величественных пирамид и пили их кровь. Тлацик объявили себя богами, и люди поклонялись им.
      Камарилья могла бы обзавестись могущественным союзником, ведь местные приняли испанцев как почетных гостей, а Тлацики были рады прийти к соглашению с европейскими Сородичами. Переговоры велись до того момента, пока оспа не начала косить их народ, а конкистадоры не разграбили их города и не увели жителей в рабство. Это не было виной Сородичей – смертная жадность, а не влияние Каинитов направляло конкистадоров. Но Тлацики, правившие своим народом, не могли предположить, что у европейцев все по-другому. Если пришельцы притесняли коренных жителей, то это происходит потому, что того хотели Сородичи Камариллы.
      Вскоре Тлацики поняли, что они не могут противостоять Камарилье в одиночку, а также о том, что из Европы прибыли другие Сородичи, те, что считают Камарилью своими врагами. И Тлацики заключили союз с Шабашем.
Альянс просуществовал до тех пор, пока Камарилью не изгнали из Мехико. Тлацики осознали, что Шабаш превозносит насилие. В культе Тлациков было немало кровавых традиций и ритуалов, но для Черной Руки они были красивой формой без смысла: желание Шабаша принять обряды Тлациков были продиктованы садизмом, а не верой. Так называемые союзники оказались более развращенными и куда опаснее, чем Камарилья, которую они изгнали из этих земель.
Тлацики объявили войну Шабашу — и потерпели ужасное поражение. Шабаш практически полностью уничтожил местное население и диаблеризовал старейшин. Немногие выжившие бежали и рассеялись по дальним деревням. Черная Рука считала их всех мертвыми, а Камарилья забыла про них из-за наступления Шабаша. Тлацики стали неясную легендой тех земель, которыми они когда-то правили.
     После четырехсот лет забвения, эта «легенда» жаждет мести.
     Существующие сейчас немногочисленные Тлацики рассеяны по Центральной и Южной Америке, а также юго-западу США. Постепеннно они восстанавливают связь друг с другом. Впервые они действуют вместе, как единая линия крови. Они ищут спящих в торпоре старейшин, переживших геноцид Шабаша. Они устраивают партизанские набеги на анклавы Шабаша, чтобы вернуть себе свои земли.
     Шабаш снова воюет — пока еще не выяснив, с кем именно.
     Прозвище: Нет. Никто не знает, что они все еще существуют, так что некому дать им прозвище.
     Секта: Тлацики не принадлежат ни к одной из сект, но один союз они стремятся заключить. Желание Тлациков выгнать Шабаш из Центральной Америки и их связь с древними ацтеками и майя дали им точки соприкосновения с Писаноб (ветвь клана Джованни). На данный момент переговоры сугубо предварительные, но старейшины Камарильи и Шабаша содрогнулись бы от одной мысли о том, что эти две группы могут сделать вместе, если бы они знали, что Тлацики еще существуют.
     Внешность: Несколько выживших старейшин Тлациков – индейцы Центральной Америки. Некоторые молодые Тлацики происходят из иммигрантов, живущих в США, а большинство – рассеянно среди живущих к югу от границы. Тлацики стараются не выделяться среди окружающих людей, живут ли они в бедных деревеньках Третьего Мира или в шумных мегаполисах.
     Убежище: Городские Тлацики могут быть где угодно: от шикарных апартаментов до заброшенных подвалов. Сельские же предпочитают домики или хижины с хорошо оборудованными подвалами. Некоторые параноики, освоившие «Слияние с Землей», и вовсе не имеют убежищ, каждый день проводя на новом месте. Большинство Тлациков украшает свое убежище этническими предметами и прочими вещами, напоминающими об их происхождении и целях.
     Происхождение: Тлацики считают любого выходца из Центральной или Южной Америки подходящим для Становления, если он симпатизирует им и представляет пользу для их дела.
     Создание персонажа: По причине малочисленности и рассеянности Тлациков по территории врага, для становления отбираются люди, умеющие позаботиться о себе (что отражено в Способностях и Маске). Первичные атрибуты варьируются в зависимости от целей, с которыми был обращен конкретный Сородич. Также часто обращают активистов движений в поддержку коренного населения. Хотя линия Крови в целом консервативна и недисциплинированных неонатов недолюбливают, в нынешние ночи Старейшины несколько снизили требования.
     Дисциплины: Затемнение, Присутствие, Превращение (в «боевой» форме «Облика Зверя» вампир принимает облик не волка, а ягуара).
     Слабости: Тлацики страдают от аллергии на любой яркий свет, а особенно на солнечный. К любым повреждениям от солнечного света добавляется два дополнительных уровня. Также отнимают единицу от любых запасов кубиков, когда они находятся под слишком ярким светом (прожектора, световые ракеты и т.д.).
     Организация: Тлацики по-прежнему борются за создание нового порядка, к большому огорчению старейшин, ратующих за порядок, существовавший в ночи далекого прошлого. Статус в основном определяется возрастом, но молодежь уважаема хотя бы за то, что они лучше других способны взаимодействовать с современным миром. Реальная власть лежит в руках Анцилл, получающих благословения и инструкции от старейшин и направляющих действия неонатов. Также на статус влияет знание Нагуаллотля.
 
Источник: Blood Sacrifice: Thaumaturgy Companion, стр. 88-89
Перевод — Abaddon