Тзимици (Tzimisce)


Vampire: the Masquerade. Тзимици (Tzimisce) Если клан Ласомбра — сердце Шабаша, то клан Тзимици — его душа. Даже другие вампиры начинают чувствовать себя неуютно рядом с этими зловещими Сородичами, а прозвище «Изверги» когда-то дали им устрашённые вампиры из других кланов. Характерная Дисциплина Тзимици — «Изменчивость» — объект особенного трепета; ходят рассказы об уродующих изменениях, насылаемых по капризу, об омерзительных «экспериментах» и пытках, отточенных сверх пределов человеческого — или вампирского — понимания и выдержки.
Эта пугающая репутация поначалу часто кажется необоснованной. Многие Тзимици - существа сдержанные и проницательные, сильно отличающиеся от завывающих боевых стай, составляющих основную часть Шабаша. Большинство Тзимици кажутся разумными существами, весьма смышлёными, обладающими любознательностью и научными склонностями, и они безмерно обходительны по отношению к гостям.
Однако Сородичи, которым приходится общаться с Тзимици, понимают, что человеческие черты Извергов, это лишь тонкий слой, прикрывающий что-то… иное. В течение тысячелетий Изверги исследовали и оттачивали своё понимание вампирского бытия, формируя свои тела и мысли в новые и чуждые формы. Когда это будет необходимо, поучительно или просто прятно, Тзимици без колебаний изменят своих жертв таким же образом. Если юных Извергов можно назвать безжалостными или жестокими, старейшины их рода просто не способны понять смысл милосердия или страданий — или, быть может, они понимают, но больше не считают чувства существенными.
В былые ночи Тзимици были одним из наиболее могущественных кланов в мире, правившим регионом, сегодня известным как Восточная Европа. Будучи могущественными чародеями, Изверги властвовали также и над смертными в регионе, попутно породив множество страшных историй о вампирах. Клан за кланом сговаривался, чтобы истребить Тзимици, но в итоге удалось преуспеть чародеям-Тремер. Вообще-то, согласно некоторым рассказам, Тремер использовали витэ пленных Тзимици в своих экспериментах по превращению в бессмертных. Поэтому Тзимици неумолимо ненавидят Тремер, и Тремер, попавшие в лапы Шабаша, обычно обретают кошмарную смерть в когтях Извергов.
В ходе Великого Восстания Мятежников клан Тзимици обратился против на самого себя, когда юные представители клана открыли мистические средства по освобождению от уз крови, принуждавших их служить своим старейшинам. В последующей борьбе юные Изверги уничтожили множество своих старейшин и разрушили то, что осталось от их оплотов. Некоторые шабашиты шепчутся, что клан сумел найти и уничтожить собственного прародителя-Патриарха, но Изверги не подтверждают, хотя и не отрицают этой истории.
Ныне Тзимици служат Шабашу в качестве учёных, советников и священников. Многие из практик секты произошли от обычаев клана. Исследуя возможности и границы вампирского бытия, клан надеется открыть высшее предназначение Сородичей в целом. Если это означает полное уничтожение архаичных Патриархов, разгром Камарильи и вивисекцию миллионов смертных жертв — ну, у всех экспериментов есть последствия.
Прозвище: Изверги
Секта: Большинство Тзимици служат Шабашу. Некоторые могущественные Тзимици сохраняют независимость; они, как считается, принадлежат к Инконню. В Камарилье Тзимици практически отсутствуют; даже тем Извергам, что не поддерживают Шабаш, противны камарильские прятки среди людских масс.
Внешность: Будучи мастерами Дисциплины «Изменчивость», Тзимици часто обладают потрясающей внешностью, потрясающе прекрасной или потрясающе причудливой — зависит от прихоти конкретного Изверга. Юные Тзимици, стремясь исследовать свою нечеловеческую сущность, производят над своим телом всевозможные модификации. Однако их старейшины часто предпочитают безупречные симметричные формы; в конце концов, тело — это всего лишь переходящий полезный механизм. Лица Тзимици нередко напоминают маски чистого совершенства, и Изверги, как правило, мало смеются, хотя некоторые хихикают во время особенно изящных экспериментов.
Убежище: Тзимици — до крайности замкнутые существа, придающие огромное значение неприкосновенности убежища. По сути, у клана имеются целые серии сложных протоколов, основывающихся на гостеприимстве. Гости, приглашённые в убежище Изверга, защищены не-жизнью хозяина; незваных гостей будут преследовать до края земли и наказывать страшно и долго. Как ни странно, но убежища — или «поместья» — Тзимици вовсе не обязательно будут удобными и ухоженными, в том смысле, что обиталища Вентру или Торадоров. Людские красивости мало что значат для Извергов.
Происхождение: Тзимици редко Обращают, руководствуясь капризом; выбор потомков отражается на их сире, и поэтому Изверги выбирают лишь тех смертных, которые, по их мнению, способны послужить для улучшения клана в целом. «Блистательность» и «проницательность» ценятся особенно высоко; проявляется ли блистательность и проницательность потомка в области научной теории или в серийных убийствах — разница незначительная.
Создание Персонажа: В клане превыше всего ценятся Ментальные Атрибуты. Даже имея благородное происхождение, типичный шабашевский Изверг не интересуется маловажным социальным взаимодействием; поэтому Социальные Атрибуты (за примечательным исключением Внешности) редко бывают первичными. Высоко ценятся Познания, и Тзимици столь же склонны следовать Путём Просветления, как и сохранять Человечность. У Тзимици часто есть Статус (в Шабаше), Ресурсы и Слуги (гули).
Клановые Дисциплины:Анимализм, Прорицание, Изменчивость.
Слабости: Тзимици — существа крайне территориальные, они обустраивают одно убежище и яростно его охраняют. Всякий раз, когда Тзимици ложится спать, он должен окружить себя хотя бы двумя горстями земли из местности, которая имела для него значение при жизни — возможно, землёй с места своего рождения или с кладюища, где он прошёл свой ритуал создания. Невыполнение этого требования каждые 24 часа уполовинивает запас кубиков Тзимици, до тех пор, пока у него не останется всего один кубик на действия. Этот штраф действует до тех пор, пока он вновь не отдохнёт целый день в окружении своей земли.
Организация: Не смотря на то, что Тзимици гордятся своим наследием и обычаями, в клане нет особой организации. Сиры и потомки куда более близки, чем прочие вампиры Шабаша, но в целом каждый Изверг пробивается в мире самостоятельно. Один вампир из числа Извергов носит древнее звание Воеводы; Воевода считается номинальным лидером клана, хотя на деле он выступает скорее в качестве «священника» или возглавляет проведение обрядов, а не является мирским владыкой.
Линии Крови: Многие Тзимици произошли от специализированных «семейств гулей», которые издавна служат клану в качестве приспешников. Тзимици, произошедшие от гульского семейства Братович, заменяют «Прорицание» клановой Дисциплиной «Могущество», но добавляют +1 к сложности любой проверки на сопротивление Безумию. Некоторые Тзимици являются колдунами. Эти Сородичи заменяют клановую Дисциплину «Изменчивость» разновидностью Тауматургии, но также получают и +1 к сложности на сопротивление магии.
Цитата: Добро пожаловать; тысячу раз добро пожаловать! Я польщён, что на эту ночь мы можем отложить глупую вражду Джихада, чтобы вы могли войти под мой кров под покровительством… мм? Вы вздрогнули? А, этот звук! Пустяки! Вам не стоит об этом тревожиться, милый гость!

Стереотипы

Ассамиты: И вновь турки завывают у наших ворот. Последние Ночи несомненно уже близко.
Бруха: Как и нас, их несправедливо свергли. В отличие от нас, они не сумели приспособиться.
Последователи Сета: Говорят, что червяка можно разрезать надвое, или даже нашинковать, и каждый из кусочков чудесным образом вырастет в целого. Интересно, способны ли на такое Сетиты?
Гангрел: Охотничий пёс уже меряет шагами свою псарню. Скоро он придёт и оближет ноги своему старому хозяину.
Джованни: Почему они так одержимы состяниями бытия, о которых мы — бессмертные — больше не должны беспокоиться?
Ласомбра: Они воистину являются тенями — пугающими, но совершенно нематериальными. Тем не менее, часто куда проще заниматься делом под покровом скрывающей вас тьмы.
Малкавиан: Высказывание, согласно которому гений и безумие идут рука об руку, явно было придумано несчастным Безумцем, который желал изобрести оправдание для совего недостатка.
Носферату: Неважно, как их искажать, они всегда возвращаются к своему изначальному состоянию. Поразительно.
Равнос: Нет никого, кто более достоин жестокого наказания, чем незваный гость.
Тореадор: Такие прелестные, такие податливые, словно куклы! Но самый пленительный из их даров — это крик.
Тремер: Они жаждали бессмертия; теперь оно у них есть. Знайте, выскочки, что правильно обустроенные мучения могут заставить миг казаться вечностью, а вечность, состоящая из вечностей — это долгий период для страданий.
Вентру: Если вы делаете неверный выбор, вы можете хотя бы придерживаться своей ошибки с достоинством. Вентру воплощают немало благородства, имеющегося у Проклятых, и посему, когда настанет время уничтожить их, мы позволим им умирать долго, с честью.
Каитиффы: Их в основном создают в спешке; поэтому редко кто из них годен хоть на что-то, кроме как стать объектом для изучения.
Камарилья: Котёл, в котором Древние надеются приготовить кровавое варево. Когда его опрокинут, остальные всё увидят — и поблагодарят нас.
Шабаш: Неполноценная, но, тем не менее, величайшая — и единственная — наша надежда.
Источник:Vampire: the Masquerade Revised, стр. 86
Перевод — Русская Борзая